www.aif.by 0 18880

Что Лукашенко рассказал руководителям белорусских СМИ

Статья из газеты: 29/01/2014

Встреча прошла не в традиционном формате - вопросы и ответы, а в форме разговора на актуальные темы, волнующие всех белорусов: тарифы ЖКХ, введение пошлины на авто, планируемый рост зарплат и пенсий… «АиФ» представляет наиболее любопытные выдержки из бесе

К участию в разговоре были приглашены главные редакторы газет «Советская Белоруссия», «Звязда», «Прессбол», «Аргументы и факты в Белоруссии», руководители Белтелерадиокомпании, Второго национального телеканала, СТВ, МГТРК «Мир», главы информационных агентств БЕЛТА и БелаПАН, а также владелец интернет-портала TUT.BY. Глава государства объяснил, почему выбор пал именно на эти СМИ:

- Когда определялись, я сказал, что мы должны смотреть, как народ реагирует на то или иное средство массовой информации. По многим критериям мы увидели, что это ведущие СМИ. Нравится это кому–то или нет, но так получилось.

Встреча продлилась без малого пять часов.

Об отношениях с Россией и Евросоюзом

«Вы знаете, в последнее время, мы это тоже не афишируем, но не просто симптомы, а мы провели ряд мероприятий, пусть не публичных, европейцы многие, приезжая к нам, просят, чтобы это было непублично. Я с ними откровенно разговариваю. Если они просятся ко мне на прием, я не отказываю никому, со всеми беседую — от конгрессменов США до обычных политиков, даже бывших, европейских. Они, конечно, влиятельны в своих странах. И я им об этом говорю. И у нас таких контактов состоялось очень много».

«И пошел некий диалог. Пусть не сидим мы за общим столом и не обсуждаем проблемы, мы к этому придем, но есть некий диалог, и это уже хорошо. Их волнует, что же будет с Беларусью, каким путем она пойдет. И, конечно же, понятно, они говорят о том, что вот мы хотим, чтобы Беларусь была независимой. Мы свою независимость понимаем определенно все одинаково. И вы, и я — мы хотим жить на своем куске земли, обладать суверенитетом. Я не хочу, чтобы мой народ под плеткой чьей–то ходил».

«И это моя главная задача как первого Президента страны. Наша независимость — это святое, но она еще должна быть понятна нашим соседям. Она не должна быть агрессивной. Мы ведь не та страна, не та мощь у нас, чтобы агрессивно относиться не то к западу, не то к востоку».

«Дружить против России я никогда не буду. И с Россией, строя отношения, я никогда не буду выстраивать во вред себе с Западом».

«Что касается России, мы вообще один народ. Мы как минимум от одного древа. Когда нам трудно, нам кто протянул руку? Россия подставила плечо. По большому счету, у нас ближе отношений ни с кем нет и быть не может».

Об итогах 2013 года и задачах на 2014 год

«Говорят, кому–то было трудно, кому–то не очень. Это так. Порядка 10 миллионов человек здесь живет и трудится, в том числе иностранные граждане. Действительно, кто–то получал тысячу долларов, кто–то получал 300».

«В 2013 году благосостояние граждан, я беру среднее, увеличилось. Денежные доходы населения выросли более чем на 17 процентов. В три раза превысили план. Мы ведь планировали всего лишь 6,5 процента. Реальный рост данных доходов к 2010 году составил 140 процентов. За два с половиной года — 140 процентов. Это тоже факт».

«Я еще раз хочу оговориться, потому что опять начнутся эти вопли в интернете: кто–то же и не имеет 580 долларов средней зарплаты. Это я признаю. Это правда. У нас, допустим, в бюджетной сфере на 120 долларов ниже заработная плата. Это тоже недопустимо, но я не могу одномоментно бюджетников поднять до 90 процентов реального сектора, как это было принято у нас в лучшие годы. Потихоньку мы, конечно, их подтянем и сегодня это делаем. Но все будет зависеть от экономики».

«Почему меня все время критиковали тогда, после крупного кризиса, который мы пережили. Мы упали тогда до 300, по–моему, 350 долларов в зарплате. Я сказал, что нет, мы людям обещали. Мы должны 500 долларов восстановить. Почему 500? Потому что по–всякому, и из расчетов, и как–то психологически, 500 долларов — это та цена, это тот доход человека в среднем, за который в Беларуси жить можно».  

«У нас каждая вторая семья имеет автомобиль, а то и не один. Это действительно статистика. И мы здесь обошли богатейшую Россию. Кстати, по паритету покупательной способности, по заработной плате Беларусь занимает 1–е место. Что такое паритет покупательной способности? Это значит, что за 100 долларов у нас можно купить больше, чем в России».

«Много критики по долгам. Все познается в сравнении. Весь валовой долг — где–то 50 процентов ВВП. Весь валовой долг — это государство, наши предприятия и так далее. Мы должны где–то 50 процентов валового внутреннего продукта. К примеру, Соединенные Штаты Америки — 101 процент. 17 триллионов, вы эту цифру знаете, наверное, она часто звучит, — их долг. Российская Федерация. Вы знаете, у них сейчас золотовалютные резервы опустились ниже 500 миллиардов. Они очень много затратили в начале года для поддержания рубля — где–то 490. Италия, Греция, Ирландия, Португалия имеют долг больше, чем производят за год валового внутреннего продукта. Тоже, как Америка, больше 100 процентов. У нас весь этот долг с предприятиями, я уже сказал, половина примерно. Что касается государства, всего лишь 12 процентов валового внутреннего продукта».

О валютном рынке

«Я людей не осуждаю, но мне страшно не нравится вот это обсуждение: рубли, доллары, побежать, обменять... Но в итоге же ведь никто ничего не выиграет».

«Ну хорошо, все ждали в стране, кроме Президента, девальвации. Все нашептывали, не только люди, но и предприятия этого ждали. Я им сказал, что нет, мы искусственно девальвировать национальную валюту под то, чтобы дать даже какой–то свежий глоток БелАЗу, МАЗу и так далее, не будем. Потому что девальвация национальной валюты — это в итоге рост цен. Мы уже это проходили. Поэтому мы это делать не будем».

«Будет у нас возможность — мы будем поддерживать стабильность национальной валюты. Нас за это никто не упрекнет. Все государства это делают, так же? Но не чрезмерно. То есть если бешеный спрос на доллар, люди побежали в обменники, нельзя, уцепившись в национальную валюту, держать ее стабильный курс. Надо потихоньку отпускать. Что у нас произошло? По доллару мы больше 10, по–моему, процентов девальвировали за год постепенно. По корзине валютной евро — доллар — российский рубль чуть больше 9 процентов. То есть мы при такой экономике, которая у нас складывалась, при отрицательном сальдо экспорта, импорта мы, уцепившись за национальную валюту двумя руками не держались. Мы ее девальвировали. Но девальвировали плавно».

«Я попросил специалистов, ну так называемых независимых, молодых толковых людей. Я говорю, ребята, просчитайте, это же несложно. Я могу сам это сделать, но это много времени займет, ну вы просчитайте, что будет, если мы девальвируем национальную валюту на пять, на десять, на пятнадцать процентов сразу. Они мне в один голос заявили, что пользы никакой не будет. Государство в итоге, народ и предприятия сядут в яму. Это подтвердило мои мысли. И я сделал все для того, чтобы не было девальвации национальной валюты. Это было мое решение, и я добился его исполнения. Вы знаете как».

«Да, я ходил, я просил, но недорогие деньги, нам дали недорогие деньги. Я одолжил эти деньги, я вам назвал у кого, и не считаю, что я поступил неправильно. Пришел новый год. Вы сейчас, наверное, информированы, что происходит на валютном рынке. Население понесло продавать валюту. Еще раз говорю: я не хочу обсуждать, осуждать позицию населения. Я слуга этого народа. Народ так решил. Но есть порядок, есть закон и есть законы экономические объективные, которые нарушать нельзя».

«Мы еще в ближайшее время получим для подкрепления золотовалютных резервов деньги. Где–то миллиарда полтора от Российской Федерации. Хорошие кредиты, в крайнем случае, если у нас будут лишние золотовалютные резервы, мы поддержим экономику. Поэтому вы не переживайте за национальную валюту».

О модернизации

«Мы если модернизируемся, то мы модернизироваться должны по всем направлениям. Нельзя брать только какой–то сегмент. Мы говорим больше об экономике, потому что фундамент всей нашей жизни, главное направление всей модернизации — это экономика. Будет модернизирована и существовать продвинутая экономика, как во всем мире, тогда нам можно модернизировать все. Но я хочу привести, чтобы понимали, пример. Вы знаете, сколько мы чистыми имеем от продажи одного трактора? Примерно 350 долларов. Все остальное расходится: покупаем комплектующие и прочее. Меня это угнетает. Да, имели вообще 50, сейчас больше. Но и это ненормально. И что, я как Президент, зная это, должен спокойно на это взирать? Нет! Это тоже направление модернизации. Для того чтобы мы не закупали, к примеру, двигатели, производили у себя полностью трансмиссию. Вот что такое модернизация, если ее перевести на обычный язык».

«Недавно я говорил о производстве автомобилей с китайцами. Это давно было моей президентской мечтой. Мы сегодня ведем тяжелейший разговор с Россией и другими о том, чтобы свободно продавать эти автомобили. Никто же не хочет пускать на свою территорию. Но я думаю так, что потихоньку–потихоньку будем идти к годовому производству этих 120 тысяч автомобилей. Тем более если китайцы вкладывают 600 миллионов долларов в этот завод, значит, они тоже о чем–то думают».

«А для меня важно, что мы дадим своему человеку новый автомобиль. Скажем так, среднему человеку, может, даже ниже среднего. Рачительный человек, который умеет экономить, он купит этот автомобиль. И этот автомобиль потянет за собой работу десятка высокоэффективных предприятий. Мы там будем производить комплектующие».

«Человеку надо было дать выбор. Это и есть демократия в экономике, а не разговоры».

О ЖКХ

«Слишком много здесь непрофессиональной болтовни и политики. А факты таковы, что у нас сегодня семья из трех человек — двое работают, двухкомнатная квартира — от доходов семьи платит сколько бы вы думали? Три процента. Три! Россия — 12 процентов. Бюджетники... Двое бюджетников работают и третий неработающий — четыре процента. Пенсионеры чуть больше пяти процентов — это двое пенсионеров в двухкомнатной квартире. От их доходов всего пять процентов».

«Назовите еще одну такую страну в мире, даже, добавлю, развитую, цивилизованную, как мы, где платили бы столько. Назовите, мы хотим все в Европу, возьмите данные Европы, в три раза как минимум выше. Мы покрываем услуги ЖКХ вот при всем повышении на 23 процента, 77 процентов эти услуги ЖКХ покрываются за счет государственного бюджета. Назовите еще такую страну, где это есть».

«Правительство каждый день, ко мне Мясникович ходит, говорит: Александр Григорьевич, надо это, надо то. Я говорю: нет, постепенно. Зарплата впереди, доходы населения, а потом это. Вот у меня такой всегда разговор. И вы помните мое решение, когда я сказал: пять долларов в год, они сейчас просят ну еще уровень инфляции хотя бы, ну если обесценивается валюта и прочее. Правильная постановка вопроса. Ну будет 6 долларов в год, ну это что, бешеные затраты?»

«Сколько раз я Правительству поручал: дайте мне реальные затраты на вывоз мусора, на воду, тепло и прочее. Дайте мне реальную цену, подсчитайте, пройдите по всем этапам и ступенькам, чтобы я видел, сколько же реально стоит киловатт–час, сколько стоит гигакалория тепла и прочее. Дайте мне это. Ну да, представят назавтра. Кто представит? Министерство жилищно–коммунального хозяйства. А какую оно информацию представит? Оно само в этом сидит, руководит этой отраслью. Поэтому для того, чтобы раз и навсегда, как в строительстве, кому–то дать по рукам, была поставлена задача: Председатель Комитета госконтроля возглавит комиссию, как и по строительству, и встряхнет это все ЖКХ. Мы пройдем в нескольких показательных местах по жилищно–коммунальным предприятиям и посмотрим, как они живут. Сколько у них человек работает, чем они вообще занимаются, какая эффективность в конечном счете ЖКХ и посмотрим реальные тарифы. Я не буду говорить, что они не правы, время покажет».

О правовой системе

«Что касается реформирования системы. Вы знаете, героизма Президент в данной проблеме, реформируя, не проявил. Почему? Я ведь сделал несколько шагов, которые давно уже обсуждались, вы помните, и изучались. Тогда я не стал принимать скоропалительных решений, особенно по Следственному комитету. Я выжидал, дважды обсуждали мы этот вопрос. Я выжидал, думал, что будет, как будет. И наконец принял решение о выделении Следственного комитета в отдельное подразделение».

«Что касается Комитета следственных экспертиз, вы знаете, они же связаны всегда с судом, с другими. Эти экспертизы порой шли больше года, и уже сроки истекали и нельзя уже было судить этого подследственного. Там был бардак полный. И я вынужден был их всех в кучу собрать. Я там ничего нового не создавал, всех собрал, создал этот комитет. Эффективность в два раза повысилась только за этот промежуток времени. Правильно сделали? Правильно».

«Дальше по судам. Мы к этому вопросу тоже подходили несколько раз, но я тогда был не готов, я не чувствовал, что можно принимать решения, хотя были «за» и «против». И опять же по этим причинам, как Следственный комитет, единое мы создали это подразделение, и я пошел на объединение общих судов и хозяйственных. И я уверен, что здесь мы ничего не потеряем. Дела как были хозяйственные, так они и будут. Уголовные, административные тоже будут. Сейчас я держу под контролем этот вопрос, мне надо время, чтобы увидеть результат».

«Второй вопрос вы задали по поводу амнистии. Я к этому положительно отношусь. Я всегда лично инициировал эти вещи. Но в данном случае вы немножко меня опередили, я с вами согласен, что нам надо подумать. Мне уже доложили где–то сутки или двое назад, что если нам проводить амнистию, то под нее могут попасть минимум две тысячи человек. Кто туда не попадет? Естественно, тот, кто амнистирован и опять туда попал, тяжкие статьи. Но есть люди, которые, наверное, осознали, что там лучше не находиться. Этих мы амнистируем. Как обычно, можно по аналогии посмотреть, кого мы выпускали в прежние времена. Это что–то будет похожее».

«У нас сейчас около 30 тысяч находятся в местах лишения свободы. До нас было под 70 тысяч. Вот, пожалуйста, диктатура Лукашенко и демократия. У некоторых демократических руководителей кривая вверх идет, а у нас, видите, наполовину уменьшилась. И это не особо криминализировало наше государство, наше общество. Наоборот: у нас, слава богу, по 6 — 10 процентов снижается преступность в стране каждый год. Поэтому в связи с тем, что криминогенная обстановка у нас не катастрофическая и что такие амнистии не приводят к всплеску криминогенной обстановки, мы можем на это пойти».

«Ну и третья тема — «политзаключенные». Ну вы знаете мое мнение по этому поводу. Я никогда не оправдываюсь. Только когда европейцы или американцы ко мне приезжают и начинается эта тема, я говорю: дайте статью в нашем кодексе, где за политику судят. У нас нет политических статей в нашем Уголовном кодексе. Но если ты берешь кайло и пытаешься таким образом насильственно захватить власть? А это сняли все, во всех блогах, страничках все показали. Тут поднялись европейцы, американцы. Я сам сижу и думаю: неужели эти подонки стоят того, чтобы мы испортили отношения с Европой или Америкой? Ну, можно сказать, под давлением не под давлением, я их повыпускал. Но условие было одно: по закону вы обращаетесь. Не пишите, что вы виноваты там или не виноваты, вы пишите обращение к тому, кто вас может помиловать, и я говорю: приму решение. Я помилую. Дело даже не в моем самолюбии, хотя и это важно. Я, по крайней мере, еще Президент. И если я буду размазней, то будет как будет, вы это понимаете. Я думаю, ну ладно, ну хотят европейцы, ну жест доброй воли. Ладно, идите. А некоторые захотели остаться в тюрьме до следующего электорального цикла».

О председательстве Украины в СНГ

«Будем надеяться, что все будет нормально с точки зрения СНГ, никто не будет переносить саммит СНГ. Наоборот, я уверен, что Янукович будет стремиться, чтобы этот саммит у них прошел, а мы, Россия и другие будем таким образом поддерживать Украину и стабильность в ней... Ну и президента нынешнего, потому что это главный нынешний представитель власти. А во всем остальном они должны разобраться сами».

«Слишком много амбиций у отдельных политиков. Но там уже, похоже, не оппозиция управляет процессом. Там слишком далеко зашло. Там столкнулись очень серьезные силы. Это показательно. После распада Советского Союза они за нас взялись основательно, и, к сожалению, через Украину».

О литературе и языковом вопросе

«Недавно один из писателей, которого я награждал, мне шептал там, на сцене, на ухо: «Александр Григорьевич! Трэба сустрэцца». Ну, в общем, надо пообщаться. Я говорю: «Ради бога». Но сразу ему: «С чем придете?» Я всегда открыт для общения. Но к Президенту надо с чем–то идти».

«Не просто вот я сяду и они мне будут рассказывать о сложностях, о трудностях. Я их все вопросы решил, которые они тогда просили. С народом общаться хотели. Мы их возим, куда они попросят. Они там читают вершы свае, аповесцi и прочее».

«Но я попросил, чтобы мне знакавыя беларускiя выданнi присылали. Можа ў мяне не той густ? Но я, когда читаю, мне так стыдно за наш этот писательский корпус. Мне до слез стыдно. Ну хоть одно произведение дайте мне... Говорю, положите мне «Войну и мир» на стол, я гигантскую поддержку вам обеспечу».

«И поэтому, чтобы вы мне не говорили про этих пiсьменнiкаў, но гэтыя ўжо беларускую мову ведаюць. Что–то же они получают за свой труд. И притом вы всегда меня наклоняете дотировать, дотировать. Что–то и дотируем. А «Войны и мира» нет...»

«Что касается «падтрымкi беларускай мовы...» Вы знаете, ведь это судьбы людей. Не надо искусственно ничего делать. Оттолкнешь больше половины людей. Не надо, все должно идти спокойно. Никакой революционности. Главное — профессионализм и спокойствие. Мова не для революции. И ее защищать не надо. Она не нуждается в защите. И ни в какой поддержке не нуждается. А если вы видите, где можно за какие–то даже деньги что–то добавить, вы скажите и все, она пойдет сама».

О будущем

«Беларусь будет государством — суверенным и независимым. Это единственная моя главная задача, которую я должен исполнить. Я, видимо, не доживу как Президент. Кто–то будет после меня. Но я уверен, вы его заставите точно так думать и к этому стремиться, чтобы Беларусь была государством и наш народ «нiколi не быў пад чужой плёткай». А все остальное мы купим».

О сохранении «спортивной вертикали»

«Вы знаете, что такое для меня спорт. Я недоволен тем, что происходит в спорте. Результаты должны были быть значимыми. У нас и деньги были и есть, и «вертикаль» была, а результатов нет. И порой этот человек в райисполкоме, который был председателем так называемого спорткомитета или как мы его там называли, он был там один, а у него еще был какой–то комитет. Ходил он там как неприкаянный по этому району, и мало от него было толку. А в районе одна–две школы. Там же нет фигурного катания, баскетбола, волейбола, футбола. Да, в школах как играли в баскетбол, футбол, так и играют. Там и без этой «вертикали» это было, оно сейчас и есть. А уже школ спортивных в полном смысле этого слова — полторы на район. И вот этот «вертикальщик» занимался полутора школами — и какой прок от этого? Никакого».

«Если и сократили спорткомитеты, то председатель райисполкома должен четко осознавать, что полторы школы, которые у него были и за которые отвечал этот «вертикальщик», не должны умереть. И это мы проконтролируем. А если полторы было, а станет 3 — это плюс, но чтобы работали как следует. Что еще в районах было? Некие соревнования между школами. А это отдел народного образования всегда проводил вместе с этим «вертикальщиком», наверное. Но, в принципе, это делал исполком, председатель исполкома. Еще есть заместитель по социальным вопросам, который ведет культуру, образование и спорт. Поэтому, скорее всего, жалуются те, кто лишился этого места».

По материалам БЕЛТА.

Загрузка...
Загрузка...

REDTRAM
NNN
Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета

Подписка в 2020 году

Актуальные вопросы

  1. Чем заняты астрономы, когда небо затянуто тучами?
  2. Как выглядит миллиард долларов?
  3. Может ли учитель поставить двойку, если ученик не был на уроке?
REDTRAM
NNN

Новое на AIF.by