Анна Крючкова 0 44704

Финские концлагеря. Неизвестные страницы прошлого

Статья из газеты: 17/08/2011

 Корреспондент «АиФ» встретился с узником финского концлагеря Николаем ДЕНИСЕВИЧЕМ, который рассказал подробности этой практически неизученной темы.

Еще недавно информация об этих концлагерях была под грифом «секретно». Финские лагеря смерти были созданы в Карелии во время Второй мировой войны, и в них попало много белорусов.

- Николай Игнатьевич, как вы попали в концлагерь?

- Я родом из деревни Лекоровка Заславльского (ныне Минского) района. С лета 1940 года, когда закончилась финская война, в Беларуси стали вербовать колхозников для переселения в Карело-Финскую ССР. И отец принял решение ехать. Так мы оказались в д. Тукса Олонецкого района в доме, который купили в рассрочку. В Карельском госархиве новейшей истории и частично в архиве ЦК компартии БССР мне удалось найти документы по переселению белорусов в Карелию. Оказалось, что 28 мая 1940 года Советское правительство и ЦК ВКП (б) приняли постановление № 896 о сельскохозяйственном переселении в Карело-Финскую ССР 20 тысяч семей колхозников из Белорусской и Украинской ССР, Мордовской, Татарской, Чувашской автономных республик и ряда областей РСФСР. В соответствии с этим постановлением в КФ ССР планировалось переселить из Минской области - 1300 хозяйств, Могилевской - 700, Витебской - 2300, Гомельской - 1700 и Полесской - 1000 хозяйств.

Колхозникам и целым колхозам, пожелавшим переселиться, предоставляли льготы: различные ссуды, дома в собственность с погашением их стоимости в течение 8 лет. По состоянию на 1 ноября 1940 года сообщалось о 5053 белорусских семьях, переселенных в КФ ССР.

Собравшись всей семьей на новом месте, мы думали, что заживем счастливо. Но грянула война. Местное население (финно-угорского этноса) финны не трогали. А вот от русских, украинцев, белорусов и других славян будущая Великая Финляндия должна была быть очищена полностью. Поэтому их всех, по приказу главнокомандующего финской армией К. Маннергейма, заключили в концлагеря. На относительно небольшой захваченной территории Карелии было создано более 14 концлагерей, куда были согнаны в основном старики, женщины и дети. Кто-то может сказать, что ненависть к «русским» у финнов была взращена и оправдана в связи с недавней финской войной. Я же считаю, что зверства к мирному населению ничем оправдать нельзя.

1004 дня

- Какие условия были в лагере?

- Это были лагеря смерти, где людей морили голодом, жестокими наказаниями и непосильными работами. В нашем лагере «Heposuo» (так он называется в финских архивах) в четырех бараках находилось более 600 человек. Одежды нам не выдавали, в чем взяли, в том мы и проходили почти три года - 1004 дня! В лагере царил голод. Вначале выдавали черпак жидкой баланды и 150-200 гр. в сутки галет из овсяных зерен и других отходов. Потом стали давать полусгнившие овощи. Пару раз привозили колбасу из конских отбросов, по которой уже ползали белые черви. Вываливали ее прямо на землю. Нашу семью спас случай. Среди зимы околела от чесотки лошадь, ее не очень глубоко закопали. Каким-то образом брату удалось вырезать из дохлого животного кусок мяса. Мать его засолила и спрятала. Варить его боялись, так как запах мяса мог нас выдать. Ели по кусочку сырым. Когда спустя десятилетия я увидел в Карелии в краеведческом музее финский документ с набором продуктов для узников Ильинских концлагерей, я глазам не поверил: там были перечислены более или менее нормальные по качеству и количеству продукты.

Летом мы пролезали под колючую проволоку и ходили в лес или побираться на вокзал - в цивильной одежде мы были похожи на детей местного населения, только что очень тощие. Но если кого ловили, наказание было неминуемо. Так, поймали мою мать, ходившую на поле за остатками картошки, избили плетьми, после чего она несколько дней не могла лежать на спине.

Работать должны были все: и взрослые, и дети, в основном на лесозаготовках. Мне было тогда 11 лет, но я тоже работал в лесу. После таких работ я был на грани смерти. Люди умирали десятками в день. Смертность в финских концлагерях была даже выше, чем в немецких. У охранников кроме табельного оружия была плеть, которой они били за малейшее нарушение их варварского распорядка. В лагере также расстреливали. Убили девочку, которая потянулась за цветком, росшим за проволокой. Расстреляли пленных красноармейцев, обвинив их в том, что они съели комендантскую собаку, которая прибежала через пару дней. Выживали люди чудом. Самое горькое во всем этом, что мы были опущены до состояния животных.

Освободили нас 26 июня 1944 года: проснувшись, мы увидели, что в лагере нет ни одного охранника, а ворота открыты. Потом в них появились наши солдаты…

Из более 30 тысяч белорусов, переселенных в Карелию в 1940-41 гг., мне удалось разыскать менее 100 человек.

Точка не поставлена

- Когда встал вопрос о выплате Германией компенсации бывшим узникам, удалось ли вам доказать свой статус?

- После освобождения в Карелии работала Чрезвычайная Госкомиссия по расследованию преступлений финских оккупационных властей. Проводились опросы свидетелей, составлялись акты. Но потом эти документы засекретили. В Беларуси никаких сведений о концлагерях в Карелии я не обнаружил и поехал в Олонецкий райсовет, где нашел неполные списки узников нашего концлагеря. Но даже в местном краеведческом музее, к примеру, сотрудники имели смутное представление о том, что здесь когда-то были страшные концлагеря. Хотя практически каждый «русский» прошел через них! На местах бывших концлагерей не было ни одного памятного знака.

В белорусском фонде «Взаимопонимание и примирение» тоже сначала отрицали наличие финских концлагерей - настолько это была закрытая и малоизвестная тема. Мне пришлось писать в военный архив в Хельсинки, Росархив, поработать в военном архиве в Подольске, чтобы доказать их наличие. В конце концов, наш лагерь занял законное место в списке концлагерей. Узники финских концлагерей, проживающие в Беларуси и Эстонии, были восстановлены в правах и получили компенсацию из немецкого фонда. Благодаря нашим выступлениям и контактам с узниками из Карелии в 2006 году на местах некоторых финских лагерей были установлены памятные знаки.

Но белые пятна этой истории сказываются и сегодня. Недавно я услышал, что в Петербурге был произведен салют в честь 140-летия того самого главнокомандующего финской армией К. Маннергейма, который открыто поддержал Гитлера во Второй мировой войне, вместе с ним в течение 900 дней блокировал Ленинград, по его приказу умирали от варварского режима тысячи моих соотечественников. Я читал его мемуары, где он утверждал, что в концлагерях для «русских» были исключительно комфортные условия. Многие финны так и думают до сих пор, ничего не зная и не раскаявшись, как в свое время это сделала Германия. Отчасти поэтому, думаю, сегодня Финляндия отказала союзу бывших узников финских концлагерей России выплатить компенсации за подневольный труд, ссылаясь на мирный договор 1947 года. По моему мнению, в этой истории точка не поставлена.

От редакции:

Сегодня Николай Денисевич за свой счет готовит к переизданию расширенный вариант книги о финских концлагерях с уникальными архивными документами и воспоминаниями узников. Если кто-то хочет и имеет возможность материально помочь выпустить книгу, обращайтесь в редакцию.

 

Загрузка...
Загрузка...

REDTRAM
NNN
Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета

Актуальные вопросы

  1. На каком расстоянии камеры фотофиксации видят нарушения?
  2. Что такое «барическая пила»?
  3. Как получить максимальный доход от использования объекта недвижимости?
REDTRAM
NNN

Новое на AIF.by