Ольга Шаблинская 0 996

Актёр Александр Балуев: я всё понял и про Голливуд, и про ту жизнь в целом

«Смотрю – Джордж Клуни снимает рубашку и в тяжёлых сапожищах прёт полтора километра по этой горной тропе до лагеря. Вот это трудолюбие!» - рассказывает Александр Балуев.

Фото: Екатерина Чеснокова / РИА Новости

Мы привыкли видеть этого актёра исключительно в образе «человека в военной форме». Однако сам Балуев признаётся, что играть военных устал, и с удовольствием рассказал «АиФ» о своей новой работе:

Александр Балуев: Я сейчас снялся в картине у Егора Кончаловского. Рабочее название – «На Луне». Полный метр! Редкое событие – в моей жизни и вообще в жизни кино.

«Негодяем я не был!»

Ольга Шаблинская, «АиФ»: Почему для вас-то, Александр, редкое? У вас фильмография большая – на три страницы!

– Потому что сегодня полный метр снимают редко – в основном идёт сериальная продукция: хуже, лучше, длиннее, короче…

У Кончаловского я играю деда. Дожил! (Смеётся.) И я бы даже сказал, что мне это дело понравилось. Да и сама история интересная: главный герой, молодой человек, абсолютно безбашенный, совершает проступок, за который его должны посадить. Его отец, представитель сформировавшейся в последнее время касты всемогущих, прячет его на выселках, где живёт некий странный человек. Этот странный человек – я.

– Да, вы в образе деда – действительно редкий случай! Ведь режиссёры в основном предлагают вам роли военных. У вас есть объяснение, почему так происходит?

– Я вообще человек невоенный по внутреннему своему устройству. К примеру, я ленивый, очень много откладываю на потом или на никогда… У меня масса недостатков с точки зрения общества. Масса! А вот отец мой был кадровым военным. Может, это меня так по касательной зацепило… Не знаю.

– Вы один из немногих российских актёров, которые снимались в Голливуде. Чем принципиально отличается их съёмочный процесс от нашего?

– Принципиально – ничем. А вот в целом американская кинопродукция играет очень большую роль в их жизни. Кино для них – это не развлечение. Неслучайно же говорят, что кино сделало Америку.

В Голливуде я сыграл в ленте «Миротворец» (1997 г.) с Джорджем Клуни и Николь Кидман.

– Это тот, где вы сыграли «плохого» русского генерала?

– Да, мой герой – генерал. По сюжету я продаю ядерное оружие третьим странам – да, играю негодяя, мерзавца. Но я пытался, как мог, эту «негодяйность» не выпячивать ещё и «клюквой»: водкой, ушанками, балалайками. Я пытался показать человека, который пережил распад страны и не смог противостоять желанию заработать.

Но противостоять Голливуду с его вечными поисками врага нереально. Сначала их врагами были китайцы, сейчас – русские. И на этом фоне действуют американцы – пусть изредка и они нарушают закон, зато неизменно спасают мир.

– На себе такое негативное отношение вы тоже чувствовали?

– На рабочей площадке этого ничего и в помине нет! Я Николь Кидман сперва даже не узнал: сидит маленькая рыженькая женщина…

А Клуни – очень трудолюбивый парень. Он тогда, в конце 1990-х, был очень толстым. Это был период, когда он играл в сериале «Скорая помощь» и не знал, как ему из этой сериальной обоймы выскочить. Клуни тогда делал всё, чтобы похудеть. Съёмки шли в горах Македонии. Объявляют: обед. А наш лагерь разбит выше, к нему надо лезть по тропе несколько километров. Поэтому нам подгоняли электрокары, как в гольф-клубах, чтобы артисты не перетрудились. Смотрю: Клуни снимает рубашку и в тяжёлых сапожищах прёт полтора км по этой горной тропе до лагеря. Вот это трудолюбие!

«Они разные, эти миры!»

– Вы упомянули фильм, в котором пытались сыграть человека, пережившего трагический распад страны. Как вы думаете, сейчас мы эти разногласия, раздиравшие бывшие советские республики, смогли преодолеть?

– Очень по-разному. Если мы думаем, что в СССР всё было гладенько и только в перестройку таким махровым цветом зацвело, то это не так. Конфликты, противоречия и раньше были, а в 90-е это всё таким образом на поверхность вышло.

– Но удастся ли нам всем научиться мирно сосуществовать?

– Это очень сложный вопрос. Пока удаётся – пока! Но у меня очень много вопросов. К властям, например. Почему так широко открыты двери для приезжих? Люди же не приехали просто поработать на недельку и уехать обратно. Нет, они остаются здесь. Адаптируются ли или создают анклавы, как это сейчас происходит в Европе, к сожалению? Как Германия, которую заселили десятки тысяч турецких граждан. Хорошо это? На мой взгляд, под вопросом.

Я человек гостеприимный, я не против туристов. Но это уже вопрос не гостеприимства, а некоей экспансии. И если мы будем закрывать глаза, то в будущем это, мне кажется, может обернуться очень большим недопониманием. Знаю, про что говорю. Мы картину «Кандагар» про лётчиков, попавших в плен к талибам, снимали в Африке, в Марокко. Так вот, в столице Рабат, где мы жили, эти различия не так заметны. Но когда мы выезжали в горы – у нас съёмочная площадка была в реальной деревне, – всё становилось по-другому. Там до сих пор люди живут в этих домушках-каменках 1,5 м высотой, с крошечными окошками. В этом домике умещается вся семья и домашняя живность. Чтобы ребёнок пошёл в школу, из дома сперва надо выгнать осла, а потом уже мальчишка с ранцем к автобусу выходит. Мечети, призывы на молитву… В какой-то момент я поймал себя на мысли, что никакой общности между мной и этим миром не может быть. Они разные, эти миры! Наверное, они и должны быть разными, и не надо пытаться совместить их.

– К вопросу про разные миры. А вы почему не захотели закрепиться в том, западном, мире? Вы же в Голливуде достаточно снимались.

– У меня было там фильма четыре. Но я всё понял: и про Голливуд, и про ту жизнь в целом. Понимаете, когда я туда попал, мне было под 40 лет. Для того чтобы ассимилироваться, идеально выучить язык, понадобилось бы лет 10–15. Если бы я туда попал лет в 14, может, и сказал бы сам себе: остаюсь и стану мировой звездой! Потому что в 14 лет глупый был. Но в 40 лет я понимал, что оставляю здесь и что мне светит там. Что никогда я не буду играть там Достоевского. Что, возможно, настоящая драматургия, что-то серьёзное, связанное с Россией, там и будет сниматься. Но всё равно это так далеко от той хорошей литературы, которая есть у нас и по которой, к счастью, снимается кино.

Загрузка...
Загрузка...

REDTRAM
NNN
Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета

Актуальные вопросы

  1. Как заставить себя работать после отпуска?
  2. На каком расстоянии камеры фотофиксации видят нарушения?
  3. Что такое «барическая пила»?
REDTRAM
NNN

Новое на AIF.by