www.aif.ru 0 21756

Быть как Данко. Владимиру Конкину исполнилось 60!

Статья из газеты: 31/08/2011

«Мой Шарапов пытался научить власть быть вежливой», - говорит актёр.

35_03_03- Владимир Алексеевич, подарок себе приготовили? Книгу новую? Или роль?

- Я человек пишущий и счастлив, что в «Литературной газете» выйдут мои новые арабески - зарисовки о Чаадаеве, Гоголе. И в театре я преуспел. Моя супруга Алла (к сожалению, в прошлом году её не стало) мне постоянно напоминала: «Володя, у тебя впереди 60-летие, надо делать спектакль». Так возник спектакль-бенефис «Муж, жена и сыщик». Так что по второму пункту я тоже перед вами отчитался!

Сыграл... икону

- В Интернете на сайте, посвящённом вашему творчеству, есть запись: «У Владимира лицо советской молодёжи - открытое, доброе, честное». А ведь если посмотреть на ваше воспитание, то с советской молодёжью-то вы имели мало общего.

- Вы отчасти правы. С рабочей профессией я себя, конечно, никогда не связывал. Но так сложились обстоятельства, и в этом я благодарен моему папе, рабочие навыки у меня есть. Папа, сам будучи интеллигентным человеком, пытался и молоток держать, и работу какую-то по дому делать. Я умею это лучше. Более того, могу прокатный стан отличить от стана дамы. И даже могу сказать, какого диаметра трубу он будет гнать. А ведь фильм «Переходим к любви», где я сыграл рабочего паренька-трубопрокатчика, снимался в 1975 году!

Да и мой Корчагин из «Как закалялась сталь» для многих поколений действительно стал иконой, примером для подражания. Собственно, режиссёр Николай Марченко делал именно фильм-икону. Хотя в сценарии было много спорных моментов. Марченко был человек дотошный. Он по письмам Островского добавлял какие-то нюансы. Если бы вы знали, сколько ножниц прошлось по этой картине!

- ??? 

- Вот вы удивляетесь! Принято думать, что от цензуры страдали лишь диссиденты. Нет, именно советская классика была под большим редакторским взглядом, нежели другие фильмы.

- Но что в этом фильме могло не устроить цензоров?

- Как что?! Как в те годы мог пройти огромный диалог между уже ослепшим, прикованным к постели Корчагиным и одноруким Жухраем, который привёз ему печатную машинку? Когда Корчагин спрашивает: «Что происходит, Жухрай? Даже я знаю, что многие так зажрались, превратились в главначпупсов». Весь этот диалог пошёл под нож...

«Будь проще!»

- Слава, обрушившаяся на вас после «Как закалялась сталь», с ног не сбила?

- Не представляете, сколько мук я испытывал, когда меня стали узнавать. Дня полтора было здорово, лестно. До сих пор помню, как меня впервые узнали две девчонки в переходе на Манежной. Этот шёпот за спиной: «Он? Не он?» Тут-то меня и бросило в пот: вот оно! Узнали! А потом это стало надоедать, потому что все интервью или выступления на радио, по ТВ, на концертах начинались с просьбы: «Володя, прочитайте монолог Корчагина из фильма!» А концертов тогда было невероятное количество, на лучших площадках - начиная с Дворца съездов и заканчивая Колонным залом Дома союзов. Неслучайно упоминаю именно эти места: существовал специальный список актёров, которые могли выступать в этих концертах. И я сразу же в тот список попал - вместе с Ульяновым, Марецкой. Я оказался в этом вареве гениальных людей.

Тем не менее от многократных повторений монолога Корчагина я скрежетал зубами, но сделать ничего было нельзя. И вот тогда я стал часто слышать фразу: «Будь проще, и тогда люди к тебе потянутся». Так говорят троечники! Мне не хочется быть проще - мне почему-то всегда хочется быть Данко. Я понимаю, чем всё это закончится, - это описано у Горького. Как толпа, вышедшая благодаря горящему сердцу Данко на свободу из темноты, растоптала горящие искры этого сердца, и Данко погиб. Всё это я знаю, но ничего не могу с собой поделать. Мне уже 60, а внутри по-прежнему сидит какой-то альтруизм. Это не возрастное отклонение от нормы, поверьте! Я и достаточно прагматичным бываю. Мне кажется, что я очень умён, особенно в финансовых вопросах. Пример - тот самый спектакль, которым владею. Мой доход от него, который я озвучил одному очень большому дяде, составляет 4753 рубля. Он так смеялся!..

Но не зарабатывание денег я считаю для себя главным. Помоему, актёрская задача - просвещать. Я считаю, что сцена - это амвон. И ты должен гореть на ней, как Данко. И хотя бы одному зрителю в этом зале ты обязан доказать, что есть лучшая жизнь. Что театр, кино - это подмога поскользнувшемуся. Не надо добивать упавшего. Не надо! Протяните ему руку! Вот задача настоящего лицедея. Об этом писали и Гоголь, и Островский, и Тургенев, и все наши гениальные беллетристы.

- В Интернете, обсуждая старые фильмы, один из пользователей написал: «Где бы ты был сегодня, Павка?»

- У меня есть полная уверенность, что Николая Островского, не прибери его смерть, притащили бы, как и Михаила Кольцова, к стенке и расстреляли. Потому что к тому времени мавры - и Островский, и Кольцов, и Бабель - своё дельце сделали. Им на смену пришли ребята-выскочки - и в литературе, и в политике, которые лизали власти любимое место. А у Островского, преданного партийца и коммуниста, язык частенько развязывался. Все думают, что это был такой пластмассовый герой, писавший панегирик партии. Да ничего подобного!

У меня, кстати, тоже язык шершавый. Не удалась моя большая любовь с правительством - ни с правителями той, советской, страны, ни с этими. Всё время какие-то у них другие привязанности. Я понимаю, у тех была привязанность к Галине Улановой, единственной балерине - дважды Герою Соцтруда. Но сейчас, когда я вижу, как первые лица страны встречаются с «Комеди Клаб», меня слегка оторопь берёт. В своей личной жизни ты можешь с ними встречаться. Но публично не показывай этого. Ведь не все же испытывают удовольствие от мысли, что наши руководители такие... простые.

Самое печальное, что ни прошлая власть, ни нынешняя, похоже, не читали Салтыкова-Щедрина. Он трудоёмок, там что ни фраза, то боль русского интеллигента. А если учесть, что Салтыков-Щедрин был вице-губернатором двух (!) губерний, то он знал, что такое власть! Поэтому и писал с такой желчью. Но общество, эти самые рабочие пареньки, таких людей изгоняет. Порой объявляют сумасшедшими. «Горе от ума» - это всё о том же. Уму очень сложно. Ум в России оказывается совершенно не нужен власти. Власть опирается только на свои извилины, а они не всегда многочисленны. Говорю я это с болью и с любовью к Отечеству. И к первым лицам. Как человек православный, я молюсь за них и за своё Отечество, потому что очень хочу, чтобы трём моим детям и пятерым внукам жилось здесь хорошо, достойно, уважительно. Чтобы их не грабили и не унижали бывшие рабочие пареньки.

Я другого своего героя вспомню - Шарапова из «Места встречи изменить нельзя». Да, этот фильм - отчасти сказка. Но именно такой Шарапов сегодня и нужен. Потому что - а кому ещё пожаловаться? Ведь это Шарапов защитил Груздева, он был дотошен, порядочен и раскопал: преступление-то совершил Фокс. А ведь жегловщина-то перед ним не извинилась!

Жегловщина и сегодня никуда не делась - если посмотришь на умильные лица милиционеров. Как они любят людей, полицмейстеры наши, как горят на работе!.. Вы понимаете, что сейчас я спел панегирик не истинным полицейским, а отчасти литературному дяде Стёпе, отчасти - Шарапову. Потому что нашему обществу нужны идеалы. Без них мы пропадём. Идеал - это маяк, на свет которого тянутся миллионы. И Шарапов был таким маяком. Почему эта картина не устарела? Не только потому, что там покойный Высоцкий снимался. Но и потому, что там есть Шарапов. Потому что жегловщина - это унизить невиновного и не извиниться. Власть перед нами не извиняется! Как научить власть быть вежливой? Вот Шарапов и пытается их этому научить.

Юлия ШИГАРЕВА

Фото РИА Новости

 

 

Загрузка...

REDTRAM
NNN
Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета

Подписка в 2018 году


Актуальные вопросы

  1. Каковы основные итоги встречи Лукашенко и Алиева?
  2. Правда ли, что при плохой погоде больше хочется выпить?
  3. Можно ли разным людям пользоваться одной мочалкой?
REDTRAM
NNN

Новое на AIF.by