0 512

Денис Мацуев: жить надо весело и piano

Мы беседовали с музыкантом накануне его 15-го, юбилейного выступления в нью-йоркском Карнеги-холле.

Дворовое братство

— Денис, посмотрела я на вас во время концерта и подумала: мало того что сам "пашет", так ещё и других продвигает — коллег-музыкантов, лауреатов «Синей птицы». Можно сказать, своими руками себе конкурентов воспитывает. Оно вам надо?

— Никогда в жизни я не стал бы почивать на лаврах. Люблю вариться в очень сильной компании. Это у меня из детства, когда я был капитаном нашей дворовой команды. Во время игры конкуренция была жесточайшая, что не мешало нам всем оставаться друзьями. Плюс заветы основательницы фонда «Новые имена» Иветты Вороновой и моих родителей «не обижай» и «помогай», по которым я стараюсь жить. Пока я с такой нагрузкой справляюсь.

Досье
Денис Мацуев, пианист, народный артист России. Родился в 1975 г. в Иркутске. В 23 года победил на XI Международном конкурсе Чайковского. В 2008 г. избран президентом фонда «Новые имена». Создатель и худрук фестивалей «Крещендо», «Звёзды на Байкале» и др. В 2016 г. избран послом чемпионата мира по футболу 2018 г. в России. Болеет за «Спартак».

 

— Вы сказали: «Этому меня научил двор». Но музыкальные дети, как правило, всё свободное время проводят за инструментом. А на то, как приятели во дворе играют, разве что из окошка могут посмотреть.

— Мне удалось это совместить. С одной стороны, было положенное вундеркинду домашнее воспитание и в какой-то степени даже обломовщина. А с другой — реальный иркутский двор. Наш дом считался элитным (хотя слово это я ненавижу), в нём жили профессора, обкомовские работники, доктора. А вот в соседнем дворе стояли деревянные дома, обитал там в основном рабочий класс. Стычки с соседскими мальчишками у наших случались регулярно. До того момента, пока я не подрос и не стал капитаном команды. И перевёл драки в сражения на футбольном поле и катке. Каток, кстати, я заливал самолично. У меня было пихло — специальный совок, которым лёд чистят, и чёткий график дежурств по катку. И мы до сих пор все общаемся. Когда приезжаю в Иркутск, друзья детства приходят на мои концерты, мы паримся вместе в бане.

В своём иркутском дворе Денис был одним из заводил.
В своём иркутском дворе Денис был одним из заводил. Фото: Из личного архива

Тоже самое повторилось потом в Москве, куда я в 1990 г. переехал учиться в Центральной музыкальной школе. ЦМШ тогда располагалась в не самом благополучном спальном московском районе. И все выдающиеся дети, которые в ней учились, по этому «весёлому» райончику вынуждены были каждый день ходить. Местные их дразнили «музишенами» и периодически били — шпана там была серьёзная. Но я смог и это противостояние перевести в футбол. В итоге мы подружились. Я такой... (Задумывается.) Не то чтобы миротворец. Мог и вмазать будь здоров как, и в бой ринуться — по-сибирски. Но вообще я за справедливость!

— Это умение находить общий язык с самыми разными людьми потом помогало?

— Ещё как! Ведь даже между выдающимися деятелями искусства порой складываются абсолютно дворовые отношения. И далеко не все друг с другом готовы общаться. Есть в нашем цехе некоторая, скажем так, раз­общённость. И мне приходилось некоторых даже мирить между собой. Если между людьми завязывается дружба, если они возвращаются к совместной игре на сцене, я просто вне себя от счастья.

На футбольное поле Мацуев до сих пор выходит с удовольствием.
На футбольное поле Мацуев до сих пор выходит с удовольствием. Фото: АиФ/ Валерий Христофоров

Как выбить рояль

— На свои фестивали — «Крещендо», «Звёзды на Байкале» — вы приглашаете своих ровесников-музыкантов, которые в 90-е у­ехали из России на Запад. Сейчас, анализируя прошлое, как думаете: вы поступили правильно, оставшись здесь?

— Абсолютно! А ради чего надо было сорваться туда?

— Сидели бы уютно на вершине музыкального олимпа, а не мотались бы здесь по стране, доставая рояли для провинциальных музыкальных школ.

— У меня, слава богу, хватает времени и на то, и на другое. В этом году я, к примеру, сыграл свой пятнадцатый сольный концерт в Карнеги-холле. Так что с музыкальным олимпом всё в порядке.

Да, в 90-е годы у меня была возможность уехать. Меня приглашали учиться и в Америку, и в Европу, и в Азию. Я мог получить гражданство других стран. Но я этого не сделал. Не то чтобы горжусь этим фактом... Просто я, наверное, очень домашний человек. Не могу жить в отрыве от своих долгое время. В конце прошлого года у нас с Валерием Гергиевым был совершенно чудовищный по нагрузке, хотя и абсолютно триумфальный тур: Америка, Япония, Китай, Корея. 2 месяца мы не были дома, я не видел свою дочь, своих родных. И это было тяжело!

А выбивание роялей... Я это делаю от чистого сердца. И рад, что у меня есть такая возможность. Ещё на этапе переговоров о моём концерте или проведении фестиваля в каком-нибудь из российских городов оговариваю непременное условие: чтобы приезжающие со мной профессора из московской консерватории смогли провести мастер-классы, прослушать местных талантливых детишек. А если удастся убедить губернатора купить новый рояль для местной филармонии или музыкальной школы — ещё лучше. Потому что это инвестиции в будущее. А назавтра я уже играю в Вашингтоне или Мюнхене, или в венском «Музикферайн», или в Японии. Я в таком потоке чувствую себя нормально, хотя подобный график не каждый музыкант выдержит.

— Как раз собиралась спросить: что нужно есть и пить, чтобы выдерживать подобные нагрузки?

— В походных условиях ем, что дадут. (Смеётся.) Но лучше домашней кухни нет ничего! Ни один мишленовский ресторан не заменит вкуса сибирских шанежек или макарон с бурятской тушёнкой (желательно это ещё и на берегу Байкала есть). Однажды я несколько месяцев провёл в туре в Америке. И, когда стало уже совсем тяжело, ко мне приехали родители и прямо в гостинице мама налепила мне пельменей. Никогда я не играл так вдохновенно, как после такого обеда.

Помочь талантам

— Можно сказать, что это с вашей лёгкой руки в России появился новый президентский грант — на поддержку молодых талантов. Но нужно ли талантам такие тепличные условия создавать? Вы-то сами всего добились.

— Согласен, вопрос своевременный. Поэтому хочу уточнить: 1 млрд рос. рублей, про который говорил президент на Петербургском культурном форуме, будет потрачен не на поголовную поддержку всех талантливых детей, которые есть в России. Речь идёт о выдающихся талантах. Яркий пример — лауреат «Синей птицы» 6-летний Елисей Мысин из Ставрополя. Потрясающий талант! Директор ЦМШ Валерий Пясецкий, послушав Елисея, заявил: «Надо брать!» К счастью, я смог найти спонсора, который оплатит семье Елисея жизнь в Москве. Но если такую помощь возьмёт на себя государство — это правильно. Ведь не всегда же юному таланту может попасться Мацуев! (Смеётся.) Разыскать талант — это полдела. Я за год бываю в 35-40 регионах и могу дать полную картину, где какие дарования у нас появляются, порой вопреки всему. А вот помочь — кому-то инструмент купить, кого-то на учёбу отправить — и есть самое важное.

Материал подготовлен: www.aif.ru
Загрузка...
Загрузка...

REDTRAM
NNN
Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета

Подписка


Актуальные вопросы

  1. Как контролировать активного ребенка?
  2. Как избавиться от отеков и восстановить форму после длительных праздников?
  3. Остается ли семья многодетной, когда старшему ребенку исполнится 18 лет?

Бизнес-форум

REDTRAM
NNN

Новое на AIF.by