Юлия Тельтевская 0 16592

Наталия ГАЙДА: «Счастье, что я попала в театр, где спектакли ставились на меня…»

Почему из нее не получилось юриста, что связывает ее с режиссером Романом Виктюком, как ей повезло в личной жизни - об этом и многом другом народная артистка Беларуси рассказала в интервью «АиФ».

Каждый артист должен найти «свой» театр, уверена прима белорусской оперетты Наталия ГАЙДА. Когда-то, много лет назад, вместе с мужем, баритоном Юрием Бастриковым, певица переехала из далекого уральского города Свердловска в Минск, который стал ее судьбой.

«Пела с детства»

- Моя мама, обладательница прекрасного сопрано, училась в Томском музыкальном училище у Марии Федоровой — ученицы Полины Виардо. Но стать солисткой театра ей не довелось. В 1939 году родилась я, потом - война… В конце 40-х родители переехали в Караганду, где папа руководил геологической экспедицией. Следующим пунктом был Семипалатинск - там, наконец, в Доме учителя, который был своеобразным культурным центром, мама смогла почувствовать себя артисткой. Я знала все оперные арии, которые она исполняла. Помню, когда я училась в первом классе, мама собиралась уходить из дома, а я сложила картинно ручки и затянула арию Татьяны из «Евгения Онегина». (Смеется.)

В детстве я занималась во многих кружках - вокальном, танцевальном, драматическом, но приоритетов у меня не было… Когда подросла, педагог из музучилища сказала: «Наташа, тебе нужно серьезно заниматься пением!» И я для себя решила, что поступать буду только в Москве. К сожалению, мечте сбыться не удалось: два года я поступала, и оба раза тщетно. Тогда я вернулась домой, в Свердловск, и стала студенткой юридического института.

Но юристом вы не стали?

— Я принимала активное участие в самодеятельности, много пела и на третьем курсе не выдержала: поступила в нашу Уральскую консерваторию. Но юридический институт не бросила: закончила учебу и даже год работала юрисконсультом, а параллельно получала второе высшее образование на вечернем отделении консерватории. Когда я училась на четвертом курсе, меня пригласили в оперный театр, где я пела четыре года, а потом уехала в Минск…

Любовь и оперетта

- В Минск вы уехали вслед за супругом Юрием Бастриковым. Как и где вы познакомились?

- Юра рассказывал, что обратил внимание на меня, когда мы поступали в консерваторию. «Все вы так говорите!» - не поверила я. А он: «Хочешь, я скажу, в каком платье ты была? В черном, а тебя сопровождал какой-то молодой человек в коричневом костюме. Я еще подумал, что этой твой муж…» Мы с Юрой поженились на четвертом курсе, когда были приглашены в Свердловский оперный театр. А в 1969 году был объявлен конкурс баритонов в Большом театре в Минске. Юра поехал на прослушивание, понравился больше всех и был принят. Ну а меня взяли в театр как бесплатное приложение к Юрию Георгиевичу, как «кота в мешке». (Смеется.)

- Но буквально через год работы в Минске вы расстались с оперой…

- Я считаю, что каждый артист должен найти «свой» театр, где он будет востребован, тогда его творческая судьба сложится более успешно, да и театр от такого счастливого совпадения будет только в выигрыше. Признаюсь, я еще в Свердловске думала о том, чтобы петь в оперетте, потому что люблю этот жанр. Но сложилось так, что в начале своей карьеры я попала в оперу и какое-то время продолжала идти по этому пути. Кстати, и педагог, и супруг отговаривали меня идти в оперетту. Когда же в Минске было принято решение о создании Театра музыкальной комедии и меня пригласили в его труппу, я поняла: это моя судьба.

- Театр создавался тогда, когда советская оперетта была на пике популярности. Как вы думаете, почему сегодня редко появляются новые произведения в этом жанре?

- Действительно, столько выдающихся композиторов создавали оперетты: Дунаевский, Соловьев-Седой, Баснер, Колкер, Эшпай… В Беларуси - Глебов, Семеняко, Сурус, Мдивани, Кондрусевич… Сегодня тоже немало интересных композиторов, но для создания музыкального спектакля нужны особые условия, прежде всего для автора пьесы. Я считаю, что в основе спектакля должна лежать пьеса с лихо закрученным сюжетом, интересными диалогами, а не либретто. Где найти авторов и как их заинтересовать?

- Правда ли, что белорусская оперетта во многом опережала московскую?

- Новые произведения для постановок в первую очередь предлагались, конечно, столичным театрам, коллективам в крупных городах - Одессе, Свердловске, Москве, Минске. Дальше ситуация складывалась в зависимости от обстоятельств. Например, когда в начале 1970-х мне в руки попала книга «Театр» Моэма, я ее прочла и подумала: это же мюзикл! Мой коллега по театру Григорий Харик нашел автора, была написана пьеса, которую одобрили в Министерстве культуры: «Надо ставить». Музыку написал Владимир Кондрусевич. Какое-то время работа в Минске над спектаклем откладывалась, и один из соавторов отвез пьесу в Москву, показал Татьяне Шмыге. Там тоже загорелись идеей, но с условием, что музыку напишет композитор Кремер - муж Шмыги. Их спектакль вышел чуть раньше. Помнится, мы встретились с Татьяной Ивановной на одном концерте, а она и говорит: «Ну не все же вам быть первыми!» Хотя на самом деле премьеры в Москве и Минске состоялись почти одновременно.

Отказала Виктюку

- А в 1982 году в наш театр приехал Роман Виктюк - ставить спектакль «Горе от ума». Уже тогда его имя было на слуху: Роман Григорьевич был опальным, а в советские времена все, что было запрещено, вызывало неимоверный интерес. Меня назначили на роль старухи Хлёстовой, начались репетиции. Но эта роль не подходила мне по профессиональным причинам, и я от нее отказалась. Правда, я продолжала ходить на репетиции: было любопытно наблюдать за работой режиссера, за его методами воздействия на актеров.

После премьеры к Виктюку выстроилась очередь за автографами, и я протянула программку для заветного росчерка. Он мне написал: «Терпение вознаграждается!»

- И оказался прав?

- Через какое-то время Роман Виктюк вернулся в Минск, чтобы поставить пьесу «Семейная идиллия» на меня и на Григория Харика. Мы работали с большим энтузиазмом. Было интересно, тем более что в этом спектакле нам нужно было постоянно менять образы. Однако для постановки было выбрано неудачное время: давали о себе знать отголоски борьбы с космополитизмом. После показа первого действия спектакля Минкульт не дал «добро» на продолжение работы.

Город-судьба

- Вы никогда не жалели о том, что переехали в Минск?

- Никогда! Счастье для актера найти театр, где ему комфортно, где он востребован. Счастье, что я попала в новый театр, где спектакли ставились на меня - что может быть прекраснее? Хотя, конечно, были разные периоды - и взлетов, и застоя, нам не везло с главными режиссерами… Но я не могу вспомнить чего-то уже сильно негативного.

- И вы никогда не сталкивались с завистью, интригами?

- Думаю, с завистью сталкиваются многие. Но я научилась держать себя в руках, не реагировать на какие-то выпады и ситуации. Когда отдельные люди это поняли - все сразу встало на свои места.

- Поделитесь, пожалуйста, секретом, как сохранить нежные и трепетные отношения в семье на всю жизнь.

- Просто мне повезло с мужем, с дочерью... С Юрием Георгиевичем мы прожили 47 лет, он был мой друг, помощник… Юра знал, что я не люблю кухню, и поэтому сам ходил в магазин и готовил - для него это не составляло труда. Зато вся остальная работа по дому была на мне. Да нет никаких секретов: надо уметь слышать друг друга, уважать и любить.

Загрузка...
Загрузка...

REDTRAM
NNN
Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета

Актуальные вопросы

  1. Дыня — это ягода или фрукт?
  2. Почему в рыбных консервах мягкие кости?
  3. Сколько зарабатывали министры в СССР?
REDTRAM
NNN

Новое на AIF.by