0 540

Шекспир - плохой автор?

Олег Басилашвили - о Ромео, режиссерах и пути в будущее.

"Кто мы, где находимся, куда идем? Понимать это важно как для государства, так и для каждого человека", - считает Олег БАСИЛАШВИЛИ. Недавно ему исполнилось 83 года. Сам он к празднику отнесся скептически.

«Сливать воду»

- Я себя чувствую старым человеком, которому пора «сливать воду». Говорю это искренне и откровенно. Станиславский утверждал, что «старику в 55 лет стыдно выходить на сцену», а мне уже 83. Поэтому мои претензии к дальнейшей театральной судьбе крайне ограничены. Я, например, не льщу себя надеждой получить лавры Ромео или сыграть подобную роль (улыбается). Легендарного артиста МХАТа, 90-летнего Марка Прудкина как-то спросили, как он себя чувствует. Он ответил: «Прекрасно, только перспективы никакой». Примерно такие ощущения и у меня.

- Вы в Москве окончили школу-студию МХАТ, мечтали попасть в этот театр, но в итоге всю жизнь служили в Большом драматическом. Счастливый поворот судьбы?

- Во МХАТ меня просто не взяли, как и остальных 90% выпускников нашего курса. Вместе с Таней Дорониной, тогда моей женой, мы поехали в Сталинград, другие города. Где-то как-то крутились, а потом неожиданно попали в Ленинград на «Пять вечеров» в БДТ. Сидим в нарядном зале, и вдруг на нас хлынула атмосфера подлинной вонючей коммунальной квартиры. Не знаю, как это было сделано, но я верил, что это «коммуналка», где на дверях десятки кнопок звонков, гроздь лампочек в уборной, в коридоре - корыто для стирки, которое всё время падает. Пахнет котами и мочой. Там живёт погасшая немолодая женщина, её блистательно играла Зинаида Шарко. И вдруг за этим столом с лысой клеёнкой, на пролёжанном диване  начинается самое святое, что есть в жизни: любовь. На глазах всё меняется, хотя не меняется ничего. Убогая комната становится центром мироздания, где зарождаются самые светлые подлинные чувства. У меня было ощущение, что «чайка» с занавеса МХАТа вспорхнула и приземлилась на сцене БДТ. Счастлив, что в итоге там «приземлился» и я.

Внешне - всё хорошо

- Какие чувства рождает у вас современный драматический театр?

- На наши спектакли ходят, хлопают, режиссёр и некоторые артисты получают «Золотые маски». Так что внешне всё очень даже хорошо. Мне тоже доставляет радость играть спектакли, в которых сейчас занят. Это «Лето одного года» и «Дядюшкин сон». Я понимаю, что делаю нужное дело. Не знаю, хорошо или нет, но мне это нужно. И по лицам зрителей тоже вижу - я им что-то дал. У нас с Юрским одно время было чувство, что появится сильный спектакль - и, увидев его, люди начнут жить по-иному. Наивно и глупо. Помните, у Успенского есть рассказ, где нелепый, забитый человек попал в Лувр, «встретил» Венеру Милосскую, и она его «выпрямила»? Конечно, это выдумки, но какой-то ген, кусочек западает. И мне кажется, что спектакли, где я играю, иногда будят чувства, на которые рассчитываю.

- Одно время у вас были сложные отношения с художественным руководителем БДТ Андреем Могучим. Сейчас ситуация изменилась?

- Андрею Анатольевичу я очень помогал в первые годы его руководства. Сделал всё, чтобы ему было комфортно, вплоть до изменения планшета сцены. Так, он потребовал, чтобы сцену театра серьёзно переоборудовали технически. На это нужны были дополнительные миллионы, и я их добился. Назначили худруком - значит, сделайте, как просит режиссёр. Затем он мне предложил роль короля Лира. Знаю, что о ней мечтают поколения артистов, но я её не понимаю. Вообще для меня загадка: откуда такое преклонение перед Шекспиром? Это средний драматург, а если честно - плохой. Кстати, так же думал и Лев Толстой. Сколько «Гамлетов» я смотрел - ничего скучнее не видел. Да, Смоктуновский красив, хорошо говорит, но объективно гораздо интереснее «Три сестры» Немировича-Данченко во МХАТе или у того же Товстоногова. Поэтому отказался.

Где мы, с кем?

- Вас, Гранина считают демократами «первой волны». Вы не раз с ним встречались. Что больше всего запомнилось из этих бесед?

- У Гранина я нередко бывал на даче в Комарово и испытывал странные чувства. Вокруг дворцы, заборы, а у него потрёпанный старый домик. Помните, у Галича: «Мы поехали за город, а за городом дожди, а за городом заборы, за заборами вожди». У Гранина никакого забора, давно не кошенная трава, сарай, покрытый мхом. И терраска, где сидит большой писатель, которому никаких хоромов не нужно. С Даниилом Александровичем можно было поговорить на любую тему и получить честный ответ. Он также очень хорошо слушал, ему был интересен собеседник. Видно, это черта большого писателя.

- Вы стояли у истоков глобальных перемен. Сегодня нет разочарования, что что-то пошло не так?

- Сделано очень много. Всё, что мы сейчас имеем, - плоды работы того же Горбачёва, Ельцина... Плохие, хорошие - всякие. Но что сейчас? Однажды кто-то из депутатов сказал: «Надо признать, что мы строим капитализм». У меня волосы встали дыбом: можно ли сказать, что народ живёт при капитализме? Мне кажется, нет. При социализме? Тоже нет. В советской системе? Она ушла в прошлое. Тогда где мы, с кем? Это вопросы исторически закономерные, важные как для государства, так и для каждого человека в отдельности.

Знаете, у Тынянова есть книга «Промежуток». Она о творчестве Пушкина, который от поэзии времён Державина стал переходить к новому языку и, чтобы им овладеть, сделал промежуток - начал писать прозу. И уже на новом этапе создал «Медный всадник» и другие шедевры. Вот и я думаю, что всё развивается по спирали и мы тоже попали в промежуток. Застряли где-то посредине. Колеблемся: либо туда - либо сюда. Назад - нельзя, вперёд - с большим трудом. И лишь от нас зависит, в какую сторону пойти. Вот только не сделать бы ошибку…

Елена ДАНИЛЕВИЧ

Загрузка...
NNN

REDTRAM
Loading...
Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета

Подписка в 2018 году


Актуальные вопросы

  1. Какие продукты не стоит есть пенсионерам?
  2. Как выбрать крем, который действительно поможет?
  3. Какие помидоры полезнее — красные, чёрные или зелёные?
NNN
REDTRAM
Loading...

Новое на AIF.by