0 2488

Слёзы, каблуки и ложь. Исповедь бывшей промо-модели

Экс-промоутер рассказала об обратной стороне своей работы на выставках и промоакциях.

Кто из нас не видел длинноногих красавиц, которые работают на выставках недвижимости, автосалонах или просто в магазинах? Они загадочно улыбаются, а иногда что-то ненавязчиво предлагают. Кажется, вот она, работа мечты: все тобой любуются, а ты только дефилируешь по залу и ловишь восхищённые взгляды. Как на самом деле живется этим девушкам, "АиФ" узнал у бывшей промо-модели с четырёхлетним стажем Алины (имя собеседницы изменено по её просьбе). 

Ищем блондинок с длинными ногами

Наталья Кожина, "АиФ": Как ты попала на эту работу? 

Алина: Меня привела старшая сестра. Я тогда училась на дневном отделении, мне нужен был дополнительный заработок. Кстати, в этой сфере в большинстве своём работают студентки, для них это временный этап жизни.

— О каком заработке шла речь? 

— Все зависело от бренда, масштаба акции. Если речь шла об акции какого-нибудь китайского автомобильного бренда, то набирали не самых профессиональных девчонок. Требования к параметрам, соответственно, тоже были не строгими, туда могли взять моделей пониже ростом. А если говорить о более раскрученных фирмах, — Jaguar, Audi, BMW, то требования к моделям там абсолютно другие. К ним попадают девочки от 180 см, лощёные, красивые, с идеальными улыбками и волосами. Платят таким моделям не 100 долларов в день (по курсу 2014 годаПрим. ред.), а в 2-3 раза больше.

— Тебя привела сестра, но по сути в кастинг-агентство, которое распределяет девушек, может попасть любой человек, обладающий более или менее хорошими внешними данными? 

— В принципе, да. Ты приносишь своё портфолио, и, если твоя внешность вписывается в формат, тебя регистрируют. Затем ты начинаешь получать рассылку о проходящих кастингах в рекламу, кино, для выставок, автосалонов и т.д. Тебе присылают дату, время, адрес кастинга и предполагаемый размер гонорара. Взамен агентство получает проценты с тех денег, которые ты заработаешь. У кого-то это 30%, а у кого-то и все 50. Поэтому лучше всего напрямую работать с заказчиком. Но для этого нужны связи. 

Заказчик обычно чётко перечисляет свои требования: например, ему нужны брюнетки ростом от 180 см. В агентстве по базе выбирают, кто может подойти. Однажды я «стояла на сигаретах» во время выставки в Гостином дворе. Бренд выпускал сигареты в пачках трёх цветов: белой, рыжей и чёрной. Моделей взяли соответствующих: с белыми, чёрными и рыжими волосами. 

— Как проходили кастинги?

— Ничего особенного: ты называешь свой размер одежды, размер обуви, цвет глаз, цвет волос. Показываешь руки, улыбаешься с зубами и без зубов, тебе говорят: «Мы вам перезвоним». Естественно, тебя оценивает не только сотрудник агентства, но и сам заказчик или его представитель. 

— Получается, ваши параметры никто не проверял? Вам верили на слово? Можно было соврать, если твоя талия на парочку сантиметров больше, чем нужно? 

— Я так и делала (смеётся). Чаще врала касательно своего роста, поскольку мне его вечно не хватало. У меня 173 см, а нужно от 175. Чтобы скрыть свой маленький обман, я надевала туфли с платформой или высоченные каблуки. Конечно, появиться на несколько минут в такой обуви на кастинге несложно, а вот потом, когда тебя уже утвердили, стоять в ней по 8 часов — настоящее мучение. 

— Много желающих приходило на кастинг? 

— Всё зависело от масштаба мероприятия. Например, если на выставку нужно 100 человек, на кастинг приглашали 1000. И сам кастинг длился не один день, а несколько. А когда нужно 3-5 человек, то обычно достаточно позвать 10-15 девочек. 

— Ты часто сидела без работы?

— Нет, я плавно переходила с одного проекта на другой. Обычно акция длится не один день. Например, я 10 дней стою на каком-нибудь автосалоне, получаю свои деньги, немного отдыхаю и снова ищу что-то новенькое. 

Работы всегда всем хватало. На выставки требуются не только девушки-модели. Там нужны люди для зазывания к стендам, для консультирования по маркам и т.д. Если ты не прошла в категорию «стоять-улыбаться», значит, надо проявить коммуникабельность, и тогда ты получишь работу на стенде. 

Монотонная работа

— Мне всегда казалось, что в этой среде всё намного сложнее: сумасшедшая конкуренция, все друг другу враги...

— Конкуренция была в том случае, если речь шла о рекламе. Там очень хорошо платят, за один съёмочный день можно получить внушительную сумму, не сравнимую с той, что мне платили за день работы, например, на выставке. На подобные кастинги обычно приходит очень много актёров. Лично я туда даже не ходила, поскольку считала это пустой тратой времени. Туда реально сложно попасть. 

— Но, если уж ты проходишь такой кастинг, перед тобой открываются более радужные перспективы, чем просто стоять на выставке рядом со стендом сигарет, разве не так? 

— У меня не было задачи прорваться на телевидение или стать звездой. Мне было достаточно заработать свои небольшие деньги, чтобы заплатить за квартиру и как-то себя обеспечить. Но есть другая категория людей: те, кому нужна слава, признание. Естественно, такие мальчики и девочки не пропускают ни одного кастинга. Они часами сидят в огромных очередях, получают отказы, но снова и снова приходят в надежде, что когда-нибудь у них всё получится. 

— И ты не завидовала девочкам, которые, например, стояли рядом с Jaguar, а тебя из-за роста туда не брали?

— Нет. Но, некоторые, конечно завидовали. У нас работали две категории девочек. Первым просто нужны были деньги. Вторым — покрасоваться, рассказать своим друзьям, какие они классные и крутые. Конечно, такие девушки немного тщеславные. Они мечтали стать супермоделями, выбиться в люди, им хотелось работать только с крутыми брендами. 

— Когда ты выходила работать на тот или иной объект, вам давали какие-то инструкции? Например, говорили, чтобы вы не улыбались мужчинам или, наоборот, больше улыбались, если речь шла об автосалонах?

— Во-первых, нам давали рекомендации относительно внешнего вида, если заказчик не предоставлял одежду (а такое тоже бывает): какой длины надеть юбку, какого цвета туфли и т.д. 

Нельзя было болтать между собой и отходить от объекта. Но девочки всё же пытались общаться, иначе мы бы просто умерли со скуки, ведь это очень монотонная работа. Кроме того, всегда нужно было находится в фотогеничной позиции, как будто тебя в любую минуту могут сфотографировать. Особенно это актуально для автосалонов. Втяни живот, выпрями спину и улыбайся. Да. Улыбаться — обязательное условие!

— Сложно улыбаться по 8 часов в день?

— Безумно! Мне гораздо проще было с кем-то разговаривать, консультировать. Но когда ты просто стоишь и улыбаешься, день тянется очень долго!

И, как я уже сказала, из-за роста мне нельзя было снимать каблуки, поскольку я сразу становилась гораздо ниже остальных девчонок. Под конец мероприятия я часто стирала себе все ноги в кровь. И когда ехала после работы из одного конца Москвы на другой, мечтала только о том, чтобы в метро мне кто-нибудь уступил место.

— А тебе никогда не было стыдно за свою работу? Например, когда ты только начинала.

— Нет. Я же ничего ужасного не делала. Но и кайфа от того, что все на меня смотрят, я тоже не испытывала. Хотя мне знакомы девочки, которые от этого просто балдели. Просто я изначально понимала, что всё это временно и лучше постоять 8 часов, чем, например, мыть посуду. Собственно говоря, работа промо-моделью — непыльная. Тогда у меня ещё не было высшего образования, и всё, что я умела, - стоять, улыбаться или что-то говорить.

— Как к твоей работе относились близкие люди: мама, папа, молодой человек?

— Нормально относились, так как у меня никогда не было ни откровенных нарядов, ни ночных смен. Они же воспитывали меня, вкладывали понятие грани дозволенного, у них не было сомнений. Конечно, папа интересовался: «А что рекламируешь?» Очень уж ему не нравилось, когда работала на рекламе сигарет или алкоголя. К счастью, этого было не так много. А молодого человека на тот момент у меня не было. 

— Страшно было в первый раз выходить на работу?

— Да, в первое время я боялась что-то не так сказать, думала, что на меня будут смотреть как на дурочку. Но я быстро втянулась. Потом уже учила новеньких девчонок. Здесь, как и в любой другой профессии, требуется опыт.

 

— Когда ты работала промоутером, тебе нужно было учить какую-то информацию? 

— Конечно, заказчики всегда присылают какие-то мануалы по бренду. Ты их изучаешь и зазубриваешь. Твою готовность проверяет агент. Но это обычно касается только новеньких девочек, «старичков» не проверяют (смеётся). Информации, как правило, немного. Это же рекламный текст. Кто тебя будет долго слушать? Конечно, есть дотошные покупатели, им бывает скучно, и они начинают про что-нибудь расспрашивать, но таких единицы. 

— Кто-нибудь из девочек срывался на таких неадекватных покупателей?

— Я такого не видела, у нас в основном плакали. Правда, по другому поводу. За поведением девочек всегда наблюдают супервайзеры, координаторы из агентства. Они доставали нас сильнее, чем покупатели. Лично мне попадались очень нервные, скандальные женщины, я часто слышала: «Почему ты ушла из зала?! Быстро встала на место!» Я очень впечатлительная, если мне вдруг кто-то нахамит, могу разреветься. А самое обидное, что все эти «боссы» немногим старше тебя, но почему-то считают, что могут обращаться с другими людьми так, как им хочется. Я не люблю, когда со мной разговаривают пренебрежительно, но в конфликты не вступала.

Не работа, а позорище!

— Я не раз была свидетельницей того, как к девочкам-промоутерам подходили не совсем адекватные люди, в твоей практике такие попадались?

— Конечно. Однажды я стояла на стенде кофе в магазине. Условия были хорошие: три раза в неделю, по четыре часа, недалеко от дома. Поэтому я проработала там полгода. Ко мне пристал какой-то мужчина в возрасте, начал размахивать непонятной «ксивой» и говорить: «Что ты здесь стоишь? Пойдём со мной, я дам тебе нормальную работу, а не это позорище». Мне было очень страшно, я думала, что он никогда не отвяжется. Он долго ходил в этот магазин, и я боялась, что однажды он меня подкараулит после работы. По этой причине я старалась не уходить одна. К счастью, всё обошлось, и этот мужчина потом куда-то исчез. 

— А на автосалонах к тебе никто не приставал?

— Нет. Если ты стоишь как модель возле машины, а не как консультант на стенде, то там особо ни с кем не заговоришь. И сами посетители тоже понимают, что перед ними не девушка для разговоров, а просто манекен для красоты.

— Сами заказчики пытались завязать отношения? Не обязательно на автосалонах, в других местах.

— Пристают только к тем девушкам, которые сами этого хотят. И всё же в рабочее время модели всегда находятся под присмотром, ни один клиент не позволит дискредитировать имя бренда «лицом» легкомысленных и ветреных девушек. Те, кто начинал вести себя несерьезно, довольно быстро вылетали с работы. 

Флирта было много. Между девчонками и агентами, парнями-моделями, заказчиками в том числе, но ни разу не видела, чтобы это заканчивалось чем-то серьёзным. 

— Я заметила, что не все промо-модели отличаются красотой, и у меня всегда был вопрос: каким образом они получают эту работу? 

— Просто бывают бедные компании, которые предлагают копейки за работу. И, естественно, к ним никто не хочет идти, поэтому они набирают тех, кто всё же согласится. Есть очень жадные заказчики, я бы даже сказала, безумно жадные. Они без зазрения совести платили тысячу рублей за 8 часов, и это ещё считалось нормальным. 

— Бывало такое, что ты честно отработала, но агентство не заплатило?

— С откровенным обманом я не сталкивалась, но у моей знакомой была неприятная история. Девушка работала на автосалоне, стояла в длинном платье со шлейфом на вращающейся платформе. То ещё «удовольствие»! Но деньги платили приличные. Через 3-4 дня у неё все ноги были в крови, пластыри уже не помогали. Выставка длилась 10 дней, она решила, что обязательно доработает, получит свои 80 тысяч и поедет отдыхать. Она всё выполнила, но деньги ей потом выдавали частями на протяжении года! Дадут тысячу, две, три — и тишина. Потом опять то же самое. Отдохнуть в итоге не получилось. 

В моей практике всё было официально: агентство подписывало договор с заказчиком, а я подписывала документ по поводу своей работы. Это определённая ответственность, поэтому в случае каких-то форс-мажоров, когда я вдруг не могла выйти на работу, я звонила подружке и просила заменить. 

— А если подружка не могла? Штраф?

— Да. Например, могли не выплатить деньги за те дни, в которые ты выходила. Но это тоже изначально оговаривалось и прописывалось, чтобы девушки понимали, на что они идут.

— Я слушаю тебя и думаю, почему ты всё же не стала развиваться в этом направлении дальше, почему не втянулась? По-моему, у тебя для этого есть данные. Ты бы могла стать моделью?

— Вряд ли в такую жизнь можно втянуться. Конечно, если тебе повезло и ты сумела стать крутой моделью — это одна история. Но она не про меня. Я знаю, что я не модель, просто исходя из своих физических данных. Сколько бы я ни худела, ни висела на турнике — ничего не изменится. 

— Ты просто поняла, что недостаточно хороша внешне для того, чтобы добиться на этом поприще каких-то масштабных результатов?

— Нет, я просто поняла, что это не моё. Если у человека есть талант, допустим, быть музыкантом, он начинает заниматься музыкой, и у него всё идет как по маслу, легко. Я изначально понимала, что это не мое, ни по внутреннему восприятию, ни по внешним данным. Но при этом я абсолютно не жалею, что такой период был в моей жизни, и спокойно пишу об этом в своем резюме, мне нечего стесняться.

Материал подготовлен: www.aif.ru

Загрузка...
Загрузка...

REDTRAM
NNN
Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета

Актуальные вопросы

  1. Чем сейчас занимается балерина Татьяна Шеметовец?
  2. Можно ли выиграть суд у МВД?
  3. Сколько Беларусь планирует заработать на продаже картошки?
REDTRAM
NNN

Новое на AIF.by