www.aif.ru 0 20364

Вячеслав Костиков: Свободный Интернет становится политической силой

Статья из газеты: 15/12/2010

10 мая 1908 года газета «Русь» сообщила о казни в Херсоне 20 крестьян, обвинённых в нападении на помещичью усадьбу.

Но, как это нередко бывает в общественной жизни, всё «испортил» один человек. 31 мая в прессе появилась статья Л. Толстого «Не могу молчать». Лев Николаевич не сказал ничего нового. Разница состояла в том, что о хорошо известном он сказал громко. Статья произвела впечатление разорвавшейся бомбы. «Свинцовые мерзости дикой русской жизни» стали темой широкой общественной полемики.

Власть возмутилась, но выводов не сделала. Ей всё ещё казалось, что устои русской монархии незыблемы. Придворные льстецы шептали Николаю II, что народ по-прежнему боготворит батюшку-царя, а международный «рейтинг» портят немногочисленные смутьяны и «агенты влияния». До краха Российской империи оставалось менее десяти лет.

100 лет до Wikileaks

Во времена Л. Толстого не было Интернета. Тогда газетчики восторженно писали об общественной значимости телефона и телеграфа. Телеграфисты пользовались бешеным успехом у молодых курсисток и даже становились героями актуальных пьес. Но мало кто догадывался о том, что новые технические средства распространения информации со временем станут влиятельной политической силой.

В день написания статьи Толстого «Не могу молчать» корреспонденты зарубежных газет передали через телеграф несколько выдержек из неё. А затем полный текст статьи был опубликован в крупнейших европейских и американских газетах. Тема кризиса власти и общественных противоречий в России на многие недели стала доминирующей в европейской прессе. Дипломатическая переписка, шифровки резидентов наполнились соблазнительными деталями взаимоотношений царского двора, «ближнего окружения», силовиков, общества и тогдашних «несогласных». Престижу правящего класса России был нанесён существенный урон. Этого урона (в том числе и губительной революции 1917 года) могло бы и не случиться, если бы власть прислушивалась к тому, что говорят о ней на улице, и с меньшим презрением относилась к «бумагомаракам».

Wikileaks и другие

Одним из неожиданных последствий скандала вокруг Wikileaks стала поразительная солидарность правительств, спецслужб и высших дипломатических кругов в оценке содеянного. Ну ладно, возмутились бы шпионы и дипломаты, посрамлённые в ряде откровений. Но от осуждения Джулиана Ассанжа не удержались и главы ряда государств. А между тем Дж. Ассанж сделал практически то же самое, что Лев Толстой своим «Не могу молчать». Только с поправкой на технические возможности ХХI века.

Дж. Ассанж с вызывающей дерзостью продемонстрировал очевидное: повсеместно нарастающее противоречие между интересами современного общества, всё более громко требующего от властей подотчётности, открытости и «гласности», и корыстно-узкими интересами власти, спецслужб, дипломатических ведомств и части крупного бизнеса. Случайно ли то, что и США, и Великобритания, и Швеция, и Австралия, так любящие демонстрировать миру свою толерантность, дружно заявили о своей готовности сдать бедолагу Ассанжа под весьма сомнительным предлогом?

Ситуация вокруг Wikileaks продемонстрировала, что европейская и американская демократии не так уж далеко ушли от «ужасной России» в своём желании контролировать всё и вся.

Непослушный роток

В России подозрительное отношение к свободной прессе, к журналистам имеет давние корни. Вспомним А. Герцена с его «Колоколом». Вспомним недавние уроки самиздата. Великие князья с большим интересом почитывали обличительные статейки, публикуемые Герценом. А вот за чтение тех же статеек каким-нибудь телеграфистом или студентом могли легко «отоварить» Сибирью.

Но не зря же даже у нас, в народе, с его традициями «держать и не пущать» издавна бытовала поговорка: «На каждый роток не накинешь платок». По ходу развития коммуникационных технологий и постепенного исчезновения страха и умиления перед властью накидывать платок на роток становится всё труднее.

Согласитесь: ситуация вокруг станицы Кущёвской и Гусь-Хрустального развивалась бы по-другому, если бы местные власти не «фильтровали базар», не контролировали поступавшую оттуда информацию.

Но информация попала в Интернет, разлилась по сёлам и весям, и народ громко возопил: «Не могу молчать!» А могли ли мы ещё несколько лет назад представить себе, что скромный провинциальный следователь сможет по Интернету обратиться к главе государства, а тот вынужден будет реагировать на общественный резонанс?

Ситуация явно выходит из-под контроля властей и силовиков. Пример Wikileaks оказался крайне заразительным. Буквально за последние недели в России появилось несколько российских Wikileaks. Для начала очень скромных. Но важно то, что благодаря Интернету население, особенно наиболее продвинутая его часть (молодёжь, бизнесмены, интеллигенция), получает возможность вступать между собой в открытый диалог, минуя привычные каналы, контролируемые властью. Общество получило и расширяет ресурс для того, чтобы вытаскивать чиновников из их властных кабинетов и публично судить об их делах, ошибках или преступлениях. Как будет реагировать власть? Поймёт ли она, что в новых условиях, продемонстрированных Wikileaks, в долгосрочном плане выгоднее быть честнее, открытее, демократичнее, умнее? Меньше воровать, скрытничать, «хитрожопничать», прикрываясь спецзапретами и спецслужбами.

Господа, попробуйте жить честно. Не стоит ждать, когда после очередного «Не могу молчать» люди скажут о вас: «А король-то голый»…

Вячеслав КОСТИКОВ

Загрузка...
Загрузка...

REDTRAM
NNN
Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета

Подписка


Актуальные вопросы

  1. Чем опасен тополиный пух для здоровья?
  2. Должен ли начальник отпустить работника сдать экзамен?
  3. Почему нет корма для кошек со вкусом мышей?
REDTRAM
NNN

Новое на AIF.by