www.aif.ru 0 18276

«Бондарчук был заложником системы, которая выдавила из него всё, что можно»

25 сентября знаменитому режиссёру исполнилось бы 90 лет.

На волне перестройки коллеги по киноцеху пытались вычеркнуть его из кино как пережиток эпохи застоя. Но история распорядилась по-своему - имена многих из тех «застрельщиков киноперестройки» сегодня помнят лишь специалисты, а фильмы Бондарчука продолжают пересматривать по всему миру. Специальным событием XIII Фестиваля российского искусства в Каннах в этом году стал показ «Войны и мира». За 8 часов, что длилась киноэпопея, ни один человек не ушёл из битком набитого зала. А к Ирине Скобцевой выстроилась очередь из желающих взять автограф.

Они были гармоничной парой. Он - ярчайший режиссёр, она - одна из самых красивых актрис советского кино. Их поженило кино. В буквальном смысле - сперва их обвенчали на съёмочной площадке фильма «Отелло» (Бондарчук там играл мавра, Скобцева - Дездемону).
- Видимо, так судьбой нам было написано - быть вместе, - рассказывает Ирина Скобцева. - Знаете, как говорят: две половинки Бог разбросал по миру, но если им суждено, они всё равно находят друг друга. Вот так и мы с Сергеем Фёдоровичем соединились. И прожили долгую, замечательную жизнь…

«Руки не те!»

Бондарчук долго добивался Скобцевой - та сомневалась, нужно ли связывать жизнь с женатым человеком. Добился! Он вообще был настойчив. В своё время пошёл против воли отца, председателя колхоза. Отец, потомок запорожских казаков, нрава весьма крутого, настаивал, чтобы сын стал инженером. А сын упёрся - буду артистом. И переупрямил отца. А потом смог убедить любимую женщину в искренности своих чувств - возвращаясь из командировки, приехал к Скобцевой прямо из аэропорта и... остался на всю жизнь.

- На съёмках «Отелло» наши отношения стали открытыми, - вспоминает Ирина Константиновна. - А познакомились мы гораздо раньше, года за полтора до этой картины, - случайно встретились на остановке троллейбуса возле «Мосфильма». Оказалось, нам по пути… Когда снимали «Отелло», Бондарчук был женат, в семье росла дочь. Поэтому и угрызения совести у меня были, и сомнения… Но всё перекрывало чувство любви.

Это ощущение любви вообще было очень важно для Сергея Фёдоровича. Его роль в «Отелло» - не про традиционное «она меня за муки полюбила». Он играл трагедию обманутого доверия. Когда боль от неверности любимой - той, которой доверял безоглядно, - оказывается настолько сильна, что толкает на убийство. Он и «Тараса Бульбу» хотел снять, сделав акцент на любви панночки и Андрия. Но вмешались силы высшего порядка - политика. Сергея Фёдоровича пригласил Щербицкий (в те годы член Политбюро ЦК КПСС. - Ред.) и долго объяснял, что не надо сейчас снимать «Бульбу», это может испортить наши отношения с Польшей.

- На съёмках Сергей Фёдорович существовал всегда в двух ипостасях: как актёр и как режиссёр, - продолжает рассказ И. Скобцева. - Перевоплощение происходило за секунды. Вот только что он объяснял, командовал, репетировал с актёрами. И уже надевает костюм и входит в кадр совершенно другим человеком - будто перешагивает невидимую грань. В реальной жизни он был очень лёгкий, мобильный, импульсивный, с необыкновенной координацией движений. А у Бондарчука - Пьера Безухова походка становилась неуклюжей, он как-то сразу оседал, тяжелел, разговаривая, слегка шепелявил… Сергей Фёдорович всегда много курил, много пил кофе во время съёмок, а ел мало. Его рацион был одинаковым и на «Судьбе человека», и на «Войне и мире». Но к концу съёмок «Войны и мира» он стал очень много весить - ведь у Толстого Безухов человек дородный. Съёмки закончились - и тело Сергея Фёдоровича само вернулось к стабильному весу.

А как он вживался в образ Андрея Соколова для «Судьбы человека»! Прежде чем начались съёмки фильма, Шолохов захотел лично познакомиться с Бондарчуком. Было несколько встреч в Москве, в основном по ночам. Они много разговаривали. Шолохов просил его: «Почитай с голоса!» Бондарчук читал стихи Шевченко, Пушкина. Как-то Шолохов вдруг сказал: «А руки-то у тебя не те! Вот у нас казачок был. Дали ему как-то за хорошую работу путёвку в санаторий. Пошёл он перед поездкой анализ крови сдавать. Сестра ему иголкой палец колола, колола, но так и не смогла пробить огрубевшую от работы кожу. Казак наш обиделся и в санаторий ехать отказался!» Так, потихоньку, Шолохов вводил его в круг этой народной жизни. «Ты приезжай к нам в Вёшенскую пораньше, - говорил Шолохов. - Поживи среди наших казачков». Бондарчук поехал. А потом сам себе проверку устроил. В костюме Андрея Соколова, в гриме, в паричке седоватеньком пошёл к Шолохову. Постучался в калиточку. Вышла тётушка, которая помогала Шолоховым вести хозяйство: «Тебе кого, служивый?» - «Мне бы Михал Саныча». - «Ну, ты посиди здесь, на лавочке, сейчас позову». Шолохов вышел, пригляделся… Бондарчук смотрит - у Шолохова вдруг бесенята в глазах заиграли: «Ну, - говорит Шолохов, - иди работай!»

Заложник системы

Ту трагедию обманутого доверия, сыгранную в «Отелло», ему пришлось пережить в реальности - в Москве, в 1986 г., на V съезде кинематографистов, когда, окрылённые перестройкой, коллеги по цеху выкинули его из секретариата СК (а хотели - и вообще из кино) - как пережиток советского прошлого. Несправедливых слов в его адрес тогда было сказано много. И многие из говоривших теперь жалеют о том, что сказали.

- Никогда в жизни Сергей Фёдорович не перешагивал дорогу коллегам, - вспоминает Ирина Константиновна. - Никогда ничего не выпрашивал. Когда он в конце 50-х дебютировал как режиссёр с «Судьбой человека», режиссёры стеной стояли: «Бондарчук, куда ты лезешь! Ты же актёр!» Но Бондарчук не интригами, а работой доказывал, что ему по силам сделать тот или иной фильм. А за «Войну и мир» он заплатил очень дорого. Вроде бы всё шло благополучно: на роли утвердили великолепных артистов. Но всю картину он снимал на отечественной киноплёнке очень низкого качества. 22 вида брака во время съёмок! Сергей Фёдорович работал на износ. И вдруг его, словно лошадь, несущуюся галопом, остановили на полном скаку - срочно готовь фильм на Московский кинофестиваль. Надо было всё бросить, садиться монтировать материал… Но на полном скаку в момент остановиться невозможно - лошадь долго выгуливают, чтобы она остыла. Иначе - разрыв сердца. Вот его сердце и не выдержало - внезапный спазм, четыре минуты клинической смерти. Затем... возвращение оттуда. Он же был заложник! Заложник системы, которая выдавила из него всё, что можно.

Как Сергей Фёдорович пережил события V съезда кинематографистов? Месть для Бондарчука была неприемлема. Он считал, что нельзя убивать злом, местью. У нас в семье был девиз, его приняли и наши дети Фёдор и Алёна: «Если по отношению к тебе кто-то совершил зло, подлость - прости этого человека. И отойди». Сергей Фёдорович так и поступал: прощал. И отходил.

Загрузка...
Загрузка...

REDTRAM
NNN
Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета

Подписка в 2020 году

Актуальные вопросы

  1. Чем заняты астрономы, когда небо затянуто тучами?
  2. Как выглядит миллиард долларов?
  3. Может ли учитель поставить двойку, если ученик не был на уроке?
REDTRAM
NNN

Новое на AIF.by