www.aif.ru 0 23488

Марина Цветаева: «Я ненасытна на души»

Статья из газеты: 31/08/2011

31 августа исполняется 70 лет со дня смерти поэтессы.

Ирреальная любовь

Чрезмерную влюбчивость Цветаевой часто списывают на то, что она жила в мире ирреальном и влюблялась в выдуманных ею людей, но имевших реальные имена, реальные очертания. Марина была близорука, очки носила неохотно - ей нравилось видеть мир нечётким, она своим воображением дорисовывала его. Так она и дорисовывала мужчин, которыми очаровывалась, и в реальности, подойдя к человеку ближе, могла его даже перепутать. Однажды она встретила на улице одного из бывших воздыхателей и… не узнала его. Мужчина был возмущён. Цветаева извинялась: «Ой, я же не узнала вас, потому что раньше у вас были усы!» Бывший возлюбленный совсем сник: «У меня никогда не было усов…»

Дочка Аля прошла лагеря

 

В Ростове-на-Дону вышла в свет книга Лили Фейлер, в которой автор уверяет: «Цветаева всегда готова была заниматься любовью с мужчиной или женщиной». В действительности же многие романы Цветаевой так и оставались на бумаге - в письмах, в стихах. Но в 1914 г. она встретила поэтессу и переводчицу Софью Парнок. Это знакомство Цветаева потом назвала «первой катастрофой в своей жизни». Их связь продолжалась два года. И всё происходило на глазах у мужа - Сергея Эфрона, который воспитывал их малолетнюю дочь Алю.

В конце концов бурное расставание привело к тому, что Цветаева сделала вывод: «Любить только женщин (женщине) или только мужчин (мужчине), заведомо исключая обычное обратное, - какая жуть! А только женщин (мужчине) или только мужчин (женщине), заведомо исключая необычное родное, - какая скука!» Софья Парнок впоследствии дала свою характеристику бывшей любовнице: «…Холод хитрости змеиной и скользкости…»

Но после расставания с Парнок Цветаева отнюдь не стала примерной женой. Её романтическую переписку с Бахрахом, Пастернаком, Рильке, Штейгером не цитировал только ленивый. А В. Розанову она, например, писала: «Ах, как я Вас люблю и как дрожу от восторга, думая о нашей первой встрече в жизни - может быть, неловкой, может быть, нелепой, но настоящей».

Марина написала целый рассказ о мнимых встречах с Борисом Пастернаком. Как будто на крохотной станции, залитой дождём, они виделись каждый день. Цветаева рисовала словами воображаемое свидание: «Я приходила рано, в сумерки, до фонарей. Ходила взад и вперёд по тёмной платформе - далеко! И было одно место - фонарный столб - без света, сюда я вызывала Вас - «Пастернак!» И долгие беседы бок о бок - бродячие».
Она присылала такие письма Пастернаку, что жена поэта, однажды найдя у мужа конверт с признаниями Цветаевой, запретила ему общаться с этой женщиной. И ещё долго корила его и не верила, что дама, с которой он даже не виделся, могла писать такие откровенные признания.

Муж Цветаевой Сергей Эфрон от отчаяния написал Максимилиану Волошину: «М. - человек страстей... Отдаваться с головой своему урагану для неё стало необходимостью, воздухом её жизни... Громадная печь, для разогревания которой необходимы дрова, дрова и дрова. Ненужная зола выбрасывается, а качество дров не столь важно. Тяга пока хорошая - всё обращается в пламя… Нужно было каким-либо образом покончить с совместной нелепой жизнью, напитанной ложью, неумелой конспирацией и пр. и пр. ядами… О моём решении разъехаться я и сообщил М. Две недели она была в безумии. Рвалась от одного к другому. (На это время она переехала к знакомым.) Не спала ночей, похудела, впервые я видел её в таком отчаянии. И наконец объявила мне, что уйти от меня не может, ибо сознание, что я где-то нахожусь в одиночестве, не даст ей ни минуты не только счастья, но просто покоя».

Сергей простил, но охладел, Цветаева всё поняла:

«Ты, меня любивший дольше
Времени. - Десницы взмах! -
Ты меня не любишь больше:
Истина в пяти словах».

С сыном Георгием. Фото: geokorolev.ru

Прочная верёвка

В 1917 г. у Цветаевой и Эфрона родилась дочь Ирина. По свидетельству родных и близких, Марина практически не уделяла ей времени.

«Я заглядываю в первую (три шага от входа) комнату: там кроватка, в которой в полном одиночестве раскачивается младшая дочь Марины - двухлетняя Ирочка», - вспоминает М. И. Гринёва-Кузнецова. «Всю ночь болтали, Марина читала стихи… Когда немного рассвело, я увидела кресло, всё замотанное тряпками, и из тряпок болталась голова - туда-сюда. Это была младшая дочь Ирина, о существовании которой я до сих пор не знала», - вторит ей В. К. Звягинцева.

В 1919 г. Марина Цветаева привела дочерей в приют. Она была уверена, что таким образом спасает малышек - дома не было ни крошки, а в приюте их хотя бы покормят. Но вышло так, что через месяц и Аля, и Ира умирали от голода. Домой Марина забрала только Алю...

Когда вернулась за Ирой, дочь была уже мертва:

«Мной ещё совсем не понято,
Что дитя моё в земле».

После становления большевистского режима Марину Цветаеву всё больше и больше вытягивает из красивой иллюзорности страшный чёрный быт. В доме поселились чужие - в коммунистическом обществе всем надо делиться. Муж на фронте, средств к существованию нет, приходится браться за любую работу. Только в 1922 г.появился лучик надежды - муж обосновался в Европе, Марина с дочерью едет к нему. Берлин, Прага, Париж - прекрасные города, но жизнь в них стала невыносимой. «Никто не может вообразить бедности, в которой мы живём. Мой единственный доход - от того, что я пишу. Мой муж болен и не может работать. Моя дочь зарабатывает гроши, вышивая шляпки. У меня есть сын, ему восемь лет. Мы вчетвером живём на эти деньги. Другими словами, мы медленно умираем от голода», - плачет в своих воспоминаниях Цветаева.

В сентябре 1937 г. швейцарская полиция обнаружила труп советского разведчика Игнатия Рейсса. Выяснилось, что Рейсс отправил письмо Сталину и назвал его террористом. Спустя несколько недель «надёжный источник» рассказал прессе, что организовал убийство Рейсса агент НКВД… Сергей Эфрон.

Страшное известие, допросы, отъезд дочери, а затем бегство мужа в СССР сразили Цветаеву. Сын рвался вслед за отцом и сестрой. Марина вняла его просьбам и отправилась на Родину, в свой последний путь.

А там… Дочь арестовали, приговорили к каторге, мужа расстреляли, сын упрекает мать… Она уже почти не может писать стихи - реальность задавила воображаемый мир. Да и печатать Цветаеву никто не хочет - кому нужны стихи матери и жены врагов народа? От отчаяния она написала Сталину. Ответа нет. «Никто не видит - не знает, - что я год уже ищу глазами крюк… Я год примеряю смерть».

В начале Великой Отечественной Марина Цветаева вместе с сыном едет в Елабугу. По свидетельству её друзей, вещи в дорогу собирал Пастернак. Он подарил Цветаевой верёвку, сказав: «В дороге пригодится, такая прочная, хоть вешайся». Верёвка действительно пригодилась...

В г. Чистополе Марина написала заявление: «В совет Литфонда. Прошу принять меня на работу в качестве посудомойки в открывающуюся столовую Литфонда. 26 августа 1941 г.». А вернувшись в Елабугу 31 августа 1941 г., повесилась на «прочной верёвке». После неё осталось три записки. В одной было признание: «…Не вынесла. МЦ».
Самоубийц принято хоронить за церковной оградой, об отпевании не может быть и речи. Но ради Цветаевой, ради просьб её верующих почитателей в 1991 г. было сделано исключение. Патриарх Алексий II дал благословение, и через 50 лет после её смерти Цветаеву отпели в московском храме Вознесения Господня у Никитских ворот.

Загрузка...
Загрузка...

REDTRAM
NNN
Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета

Актуальные вопросы

  1. На каком масле лучше жарить?
  2. В какие дни в школе не могут проводить контрольные?
  3. Когда ходить в кино дешевле?
REDTRAM
NNN

Новое на AIF.by