0 1304

Настоящая Колхозница. Почему прототип скульптуры Мухиной сбежала в деревню

«Тётя Аня стала легендой. Но сама она всю жизнь работала как настоящая колхозница», — рассказала «АиФ» Татьяна Чегодаева, племянница Анны Богоявленской, позировавшей для скульптуры Веры Мухиной «Рабочий и колхозница».

Тётя Аня прожила последние годы в деревне Верхнее Ламоново, 1997 г.
Тётя Аня прожила последние годы в деревне Верхнее Ламоново, 1997 г. © / Сергей Тетерин / Из личного архива / АиФ

В позе с серпом

— Тётя Аня — добрейший и светлейший человек, большая скромница, — рассказывает Татьяна о своей тёте и плачет. — Но после смерти её обозвали нищей. Когда тётя Аня умерла в 2000 г., в Верхнее Ламоново, где она жила последние годы, в её дом примчались из Москвы журналисты. А тут из погреба пьяный парень вылезает — его просто попросили за десятку из погреба картошку вытащить. Он достал этот мешок, картошка рассыпалась. Представьте картину: тут парень, там картошка, а в комнате на диване тётя Аня мёртвая лежит. Они это всё сфотографировали. Потом ещё приехали, могилку её сняли и опять уехали. А могилку-то мы не успели привести в должное состояние. И через какое-то время мне показали статью с этими фотографиями, где написано, что Анна Богоявленская, та самая Колхозница, умерла в нищете.

А­нна Богоявленская в молодости.
А­нна Богоявленская в молодости. Фото: Из личного архива/ Сергей Тетерин

Но тётя Аня не была нищей! Ей просто не нужны были многие вещи, за которыми сейчас гоняются люди. Она довольствовалась малым и была счастлива. Да и как может быть нищим человек, который всю жизнь много работал? А тётя Аня не просто работала, она пахала! У нас вся семья работящая.

Тётя Аня — старшая сестра моей мамы. Родители их жили в Тульской губернии, в деревне Верхнее Ламоново. Потом дедушка с бабушкой перебрались в Москву. Дед купил на Сретенке полуподвальное помещение. Они там и жили, и работали, и тётя Аня там родилась. Дед был хорошим портным, шил верхнюю одежду. У него одевались и простые столичные красавицы, и все примы Большого театра. Приобщил он к шитью своих четверых детей, в том числе и тётю Аню. А она не только в шитье оказалась талантливой — обожала спорт, отлично плавала, играла в волейбол, каталась на коньках, даже в парадах физкультурников участвовала. Однажды на все свои сбережения купила себе хорошие коньки — не пожалела денег. У неё была хорошая фигура — всё при ней.

Как-то в середине 1930-х отдыхала тётя Аня в Серебряном Бору, плавала. Там её и приметила скульптор Мухина, подошла, поговорила, предложила попозировать для новой статуи. Деньги, правда, обещала небольшие даже по тем временам. Но тётя Аня согласилась — ей всё было интересно, она не придавала большого значения тому, сколько заплатят, её больше привлекало общение с настоящей художницей. Ходила тётя Аня к Мухиной всё лето, как на работу, стояла в позе с серпом.

Потом ей предлагали и дальше натурщицей быть, но она хотела трудиться по-настоящему. Снова стала шить у отца, а ещё устроилась телефонисткой на станцию. Потом встретила дядю Лёшу, фотографа, вышла замуж, дочка Наташенька у них родилась.

Мужа не простила

Пришла война. У тёти Ани был на руках грудной ребёнок, поэтому ей разрешили уехать из столицы. Она взяла Наташу и отправилась на малую родину, в Верхнее Ламоново. А дядя Лёша остался в Москве. Всю войну тётя Аня работала, валила лес, что-то шила, держала огород. Корова даже была. Этим они с Наташей и держались до Победы.

После поражения немцев тётя Аня сразу отправилась в Москву — а там у дяди Лёши другая женщина. Тётя Аня хоть и добрая была, но гордая, принципиальная, не простила. Дедушка купил ей комнатку подвальную в Докучаевом переулке, туда они с Наташей и вселились. Тётя Аня шила, брала недорого, поэтому клиентов было много. Потом устроилась в ателье, а там и из комнаты подвальной они смогли переехать, правда, в хрущёвку.

Как-то тёте Ане принесли газету со статьёй, что не стало натурщика, с которым она позировала для «Рабочего и колхозницы». Горько так она вздохнула: «Ну, вот я и осталась совсем одна».

Скульптура «Рабочий и колхозница». Скульптор Вера Мухина. Скульптура создана для советского павильона на Всемирной выставке в Париже в 1937 году.
Скульптура «Рабочий и колхозница». Скульптор Вера Мухина. Скульптура создана для советского павильона на Всемирной выставке в Париже в 1937 году. Фото: РИА Новости/ Б. Колесников

К тому времени она действительно осталась одна. Дочку свою тётя Аня потеряла в 1983-м. Наташа очень хотела ребёнка, колола какие-то гормональные препараты и заболела раком. Как же тётя Аня хотела её спасти! Она всё готова была отдать, со мной советовалась: «Таня, давай продадим старинное кольцо, которое от отца осталось. Может, лекарство какое сможем купить?» Но я её остановила — онкологи уже тогда сказали: «Всё бесполезно».

Через несколько лет тётя Аня обратилась ко мне: «Таня, может, поменяем мою квартиру поближе к тебе?» Она очень не хотела жить одна. Но тогда мы так ничего и не сделали. А потом тётя Аня нашла своего младшего брата, который родился у её отца во время войны, сговорилась с ним, и переехали они в двушку. Она мне после призналась: «Как только вещи в машину погрузили, я сразу пожалела». С братом поселилась ещё родственница, очень жестокая женщина. Тёте Ане там житья не стало. Так она и перебралась снова в Верхнее Ламоново.

Но это ей даже на пользу пошло. Тётя Аня обожала деревню. Для неё чистый воздух, трава, пение птиц были очень дороги, она, хоть и родилась в Москве, душой была деревенская, настоящая Колхозница. В деревне к ней любой мог прийти и попросить: «Анна Ивановна, подшей пальто». Она и пальто подошьёт, и платье сошьёт — конфетку из чего хочешь сделает. Конечно, в деревне денег больших у людей не было, и она иногда говорила: «Давай за работу ведро картошки, мне хватит». Вечерами делала картины из соломы: брала оргалит, красила краской, что-то там клеила из соломки, бересты — и получались довольно любопытные произведения. Её работы даже как-то на выставку брали.

Анна Богоявленская.
Анна Богоявленская. Фото: Из личного архива/ Сергей Тетерин

То, что тётя Аня — та самая колхозница с ВДНХ, в деревне знали, но никто этим особо не впечатлялся. Она для всех деревенских была просто Анной Ивановной, швеёй. Да и в Москве её никогда на улице никто за колхозницу не признавал. Я на эту скульптуру колхозницы всегда заглядываюсь, когда бываю на ВДНХ. Фигура у неё — один в один тёти-Анина. А вот лицо не очень похоже.

Загрузка...
Загрузка...

REDTRAM
NNN
Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета

Актуальные вопросы

  1. Чем сейчас занимается балерина Татьяна Шеметовец?
  2. Можно ли выиграть суд у МВД?
  3. Сколько Беларусь планирует заработать на продаже картошки?
REDTRAM
NNN

Новое на AIF.by