www.aif.by 0 7736

Вера Глаголева: между фильмом и зрителем должен случиться энергообмен

Статья из газеты: 03/02/2015

Недавно в прокат вышла новая картина режиссёра и актрисы Веры Глаголевой «Две женщины», снятая по пьесе Тургенева «Месяц в деревне».

Вера Глаголева.
Вера Глаголева. © / Екатерина Чеснокова / РИА Новости

Последнее обновление 16.08.2017 г.

Вера Глаголева скончалась в США на 62-м году жизни. Предлагаем вашему вниманию интервью с актрисой, которое она дала «АиФ» 2,5 года назад.

Разучились читать

Сергей Грачёв, «АиФ»: Вера Витальевна, экранизация классики — дело хорошее. Но в условиях новой политики Минкульта кто-то может сказать, что вы выполняете госзаказ...

Вера Глаголева: Если бы мы только сейчас начали снимать картину, ещё можно было бы как-то усомниться в искренности наших творческих планов. Но от замысла фильма до его выпуска прошло четыре года. О какой конъюнктуре тут можно говорить?! Да и, по большому счету, экранизация классики для проката не пользуется особой популярностью ни у производителей, ни у зрителей. В советском кинематографе ситуация была иная. Произведения лучших авторов экранизировали лучшие режиссёры. И интерес зрителя был огромен. Люди перечитывали знакомые произведения, сравнивали своё видение и видение режиссёра, актёров. Сегодня этого нет. И если, как вы говорите, Минкульт своей новой политикой как-то сдвинет ситуацию с мёртвой точки, то слава богу!

— У вас не было соблазна перенести тургеневскую историю в наши дни?

— Нет. Эта пьеса Тургенева просто не вписалась бы в наши дни в оригинальном, авторском варианте. Тогда время было другое. В XIX веке люди всё-таки немного иначе выражали свои чувства, иначе относились к таким понятиям, как «любовь», «предательство», «поступок». Влюблённые могли несколько месяцев объясняться друг с другом только взглядами, боясь дотронуться даже до руки объекта своего обожания. Да, любовь вне времени, но отношение к любви меняется. И переживания тургеневских персонажей в современных интерьерах смотрелись бы по меньшей мере странно.

Фото: АиФ

— Но в кинотеатры сегодня ходит в основном молодёжь. И им интересно смотреть кино про понятные и знакомые им вещи. Поймут ли они то, что вы хотите до них донести?

— Может, и не поймут, может, и неинтересно им будет. Тут ведь всё зависит от того, как рассказана история. Вспомните, например, экранизацию такого классического романа, как «Гордость и предубеждение»... Атмосфера, нравы XIX века там соблюдены абсолютно. Но зрители всех возрастов погружаются в такие истории с головой. Они забывают, что на дворе XXI век, что люди уже так не ведут себя. Главное, чтобы между фильмом и зрителем случился энергообмен.

— А вам не кажется, что значимость и величие русской классики несколько переоценены?

— Время всё расставляет на свои места. Именно оно определяет, что является настоящим. И русская классика эту проверку давно прошла. Проблема сегодня в другом — я вижу всё больше людей, которые с отечественной классической литературой незнакомы вообще, даже на уровне названия произведений и авторов. Я не о молодёжи говорю, а о вполне взрослых и, казалось бы, образованных, успешных людях. Классика сегодня как раз недооценена. А именно она учит нас главному. Она выстраивает в человеке шкалу моральных ценностей и ориентиров. Мы видим, что мир сегодня сходит с ума. Отчасти это происходит потому, что люди в массе своей разучились читать хорошие книги, утратили привычку искать и находить ответы на главные вопросы там, где они есть, — в литературе, а не в телешоу.

Выход есть!

— Я знаю много людей, у которых уроки литературы в школе напрочь отбили желание что-либо читать, а уж тем более классику. Думаю, вы тоже знаете таких...

— Конечно, знаю. Но тут не всё так однозначно. В советской школе литературе уделяли значительно больше внимания, чем сейчас. Да, может быть, уроки были перенасыщены идеологией, и этим отбивали желание читать... Но школьников заставляли думать, размышлять, заглядывать в себя! Сегодня и литературная программа в школе укорочена, и темпоритм жизни другой. К счастью, в экзамены теперь снова возвращают сочинения, которые хоть как-то заставляют думать, переживать.

— Может, проблема ещё и в том, что подростка рано заставлять читать и анализировать того же Толстого, Тургенева, Достоевского?

— А когда это делать, как не в школе? Одно дело, если человек в силу выбранной им гуманитарной профессии или по складу ума позже придёт к этим авторам... А если этого не случится?! А этого, скорее всего, не случится! Время летит, жизнь ускоряется, у нового поколения нет ни времени, ни желания осваивать толстые книжки, написанные сто лет назад. Мышление клиповое. Но ставить крест тоже нельзя. Выход обязательно должен быть. И искать его нужно прежде всего вместе с педагогами. А экранизация классики — пусть хоть это и капля в море, но тоже шаг к решению проблемы.

— Главную роль в вашей картине исполнил актёр Рэйф Файнс («Список Шиндлера», «Английский пациент», «Гарри Поттер» и др. — Ред.). Как вам удалось заманить его?

— Когда идея картины только возникла, мы уже точно знали, что хотим видеть в роли Ракитина Рэйфа Файнса. А когда Файнс приехал на фестиваль памяти Тарковского в Иваново, мы поняли, что мечта может осуществиться. И он сказал «да». А впервые я увидела Рэйфа в 1997-м на сцене театра, он играл Иванова, и играл блестяще. И, конечно же, он создал один из лучших образов Онегина в кино. И к своей роли в картине он подошёл очень профессионально и играл на русском языке.

Рэйф Файнс на съёмках фильма Веры Глаголевой Две женщины
Рэйф Файнс на съёмках фильма Веры Глаголевой «Две женщины». Фото: АиФ/ Елена Хлиманова
Загрузка...
NNN

REDTRAM
Loading...
Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета

Актуальные вопросы

  1. Могут ли комары быть разносчиками инфекций?
  2. Как попадают на работу в знаменитый Cirque du Soleil?
  3. Если некоторые черты девушки начинают раздражать?
NNN
REDTRAM
Loading...

Новое на AIF.by