0 872

Жена Фёдора Конюхова: «Даже во сне держимся за руки»

Как нашёл семейное счастье знаменитый путешественник.

Пара венчалась в перерыве между двумя кругосветными путешествиями Фёдора.
Пара венчалась в перерыве между двумя кругосветными путешествиями Фёдора. © / АиФ

Имя Фёдора Конюхова сегодня знакомо каждому. Однако его будущая супруга Ирина Умнова о существовании известного путешественника впервые узнала в момент их личной встречи в 1995 году. 

- В то время я работала в Совете Федерации, писала докторскую диссертацию и собирала материал для книги «Власть и народ», общаясь с известными представителями российской интеллигенции. Это и привело меня в гости к оператору Анатолию Заболоцкому, снимавшему фильмы Василия Шукшина «Калина красная», «Печки-лавочки». Когда мы закончили интервью, зазвонил телефон. Поговорив, Анатолий Дмитриевич радостно сообщил: «Ирина, вам надо обязательно остаться! Сам Бог посылает вам Фёдора Конюхова! Сейчас он придёт!» 

Как только Фёдор вошёл, меня поразило его лицо. Вспомнились фильм Тарковского «Андрей Рублёв» и образ, созданный Солоницыным. Я смутилась, когда мы встретились глазами, и заметила, что Фёдор тоже был смущён. Он неожиданно подмигнул, как бы говоря: «Не стесняйся, я свой!» Для нас обоих это была любовь с первого взгляда. В этот же вечер Фёдор пошёл меня провожать, а на следующий пригласил на свидание. Встретились мы у памятника Пушкину. Он стоял с большим рюкзаком за спиной, в руке у него была роза.

Плод любви

Мы отправились в мастер­скую его друга-художника, где не было мебели - только картины на стенах. Сидели на полу, пили чай с печеньем и виноградом. Проговорили весь вечер, всю ночь и всё утро. «Ирочка, я тебе не обещаю ни квартир, ни машин, ни благосостояния, ни покоя, - признался Фёдор. - Обещаю только, что буду любить тебя всю свою жизнь».

Незадолго до встречи с Фёдором я в храме горячо молилась Богу, чтобы Он послал мне близкого человека. Я на тот момент одна воспитывала двух сыновей. В браке искала прежде всего духовный союз. Поэтому меня не отпугнули, а, наоборот, обрадовали слова Фёдора о том, что он со временем мечтает стать священником (это произошло в 2010 г. - Ред.). «Ну а ты будешь матушкой», - сказал он. 

Божию помощь и силу, которой обладает искренняя молитва, особенно остро я ощутила во время нашего второго совместного путешествия. Фёдор должен был идти на яхте с Барбадоса до Ньюпорта (США). А я планировала читать в Америке лекции, и у меня была возможность присоединиться к нему. Вскоре после выхода в море нас накрыл шторм, у яхты сломалось правое перо руля, и мы начали дрейфовать не в сторону Америки, а в сторону Европы. «Сюрпризы» сыпались один за другим: порвался грот, стал ломаться такелаж мачты, киль дал трещину, нас затапливало. Мы сутками вычерпывали воду. Как же мы молились Господу Богу и Николаю Чудотворцу! Когда мы уже были в спасательных жилетах, готовые оказаться за бортом, я сказала Фёдору: «Столько лет мы любим друг друга как муж и жена, мы венчаны, но нет у нас плода нашей любви - общего ребёнка». И мы дали обет: если Господь оставит нас в живых, будем просить Его о ребёнке.

Вместо запланированных двух недель путешествие длилось 44 дня, за которые мы пересекли Атлантический океан в самое неспокойное время - в феврале-марте, когда там ходят только крупные суда. И вместо американского берега причалили к английскому.

Первое, что мы сделали, вернувшись в Москву, - возвели рядом с художественной мастерской Фёдора часовню в честь святителя Николая. А через несколько месяцев стало ясно, что я в положении. Без всяких УЗИ я знала, что это будет мальчик и назовём мы его Николаем. Фёдор вскоре ушёл в кругосветное плавание и вернулся незадолго до появления сына на свет. Муж присутствовал при родах и всё время дер­жал меня за руку. Он первый увидел головку сына и заплакал от радости. Фёдор сам перерезал пуповину и очень этим гордится. Первые две ночи, что мы были с сыном в роддоме, Фёдор ночевал с нами в палате. Нам настолько хотелось сохранить эту удивительную атмосферу, когда мы только втроём, что и выписка из роддома была тихая. Близкие и друзья навестили и поздравили нас чуть позже, когда мы были дома.

Младшего сына Николая Ирина и Фёдор вымолили у Бога.
Младшего сына Николая Ирина и Фёдор вымолили у Бога. Фото: Из семейного архива

«Мыслями я с ним»

У нас очень долго не было собственного жилья. Одно время жили в полуподвальной мастер­ской, где я из-за сырости заболела. Там у Фёдора за день могло побывать до 40 гостей. Покоя не было. И мы купили двухкомнатную квартиру в Люблино. В ней вырос наш Коля. Но главное семейное гнездо - скромный щитовой домик, который мы построили несколько лет назад в 120 км от Москвы, в Свято-Алексиевской пустыни. Здесь в православной гимназии учился наш средний сын Семён и закончил начальные классы младший Николай. Отец Пётр, создатель этого уникального места, крестил Коленьку. В 300 метрах от нашего дома - храм. Открыв окна, мы слышим пение монахов.

Колю мы с детства брали с собой в поездки. Ему было два месяца, когда мы полетели в Англию провожать Фёдора в плавание. В два года Коля в Австралии провожал своего папу в кругосветное плавание. Когда ему было три годика, мы за два месяца прошли свыше тысячи километров на верблюдах по Центральной и Западной Монголии. Сейчас Николаю 10 лет. В этом году он поступил в Московское суворовское училище.

Оглядываясь на прожитые годы, понимаю, что семейная жизнь - большой труд, где 99 капель пота и 1 капля наслаждения. У Фёдора вначале была боязнь, что я не приму его таким, какой он есть. Он честно сказал: «Ирочка, я путешествия ставлю в своей жизни на первое место. Ни родители, ни дети, ни жена меня не остановят». А я задалась вопросом: «Зачем останавливать, если для человека это призвание?» Самым большим испытанием были те 9 месяцев, что я ждала Колю, а Фёдор был в плавании. Это совпало с приобретением жилья, ремонтом, покупкой мебели. Денег не хватало, надо было подрабатывать, сидеть ночами у компьютера. Я могла всплакнуть. Но, когда Фёдор звонил, виду не подавала.

Когда мы поженились, Фёдор сказал: «Когда я в экспедиции, ты должна быть мыслями со мной». Так и происходит: в путешествиях Фёдора я всё время мыслями с мужем и в молитвах о нём. Для его спокойствия приходилось отказываться от многих командировок и интересных предложений. Проработав год в Швейцарии, где на английском языке вышла моя книга по проблемам федерализма, я отказалась продлить контракт. Понимала, что в погоне за карьерой могу потерять человека, которого мне сам Бог послал.

А венчались мы в США в перерыве между его кругосветными плаваниями. Греческий священник отец Анастасис сказал мне: «Помни, ты - хранительница семейного счастья», ведь именно женщина своим терпением сохраняет семью. 

Мы благодарны Богу, что позволил Фёдору стать священником, а мне - матушкой. Когда этим летом Фёдор благополучно приземлился в Австралии после кругосветного путешествия на воздушном шаре, первые слова, которые он сказал мне наедине, были: «Ты ведь знаешь, что мне помогло - вера и молитва!» За Фёдора молилось очень много православных людей в России, Австралии и других странах. Низкий вам всем поклон, родные!

Сейчас тот редкий период, когда Фёдор дома. Для него важно, чтобы утром именно я сварила ему кофе. А вечером - чтобы мы вдвоём выпили травяного чая. Мы до сих пор постоянно держимся за руки. Даже во сне. Своё обещание отец Фёдор выполнил: пусть у нас нет покоя, зато есть Любовь.

Мария ПОЗДНЯКОВА

Материал подготовлен: www.aif.ru

Загрузка...
Загрузка...

REDTRAM
NNN
Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета

Актуальные вопросы

  1. Как часто надо мыть голову?
  2. Почему в самолетах нет парашютов?
  3. Можно ли провезти через границу перцовый баллончик?
REDTRAM
NNN

Новое на AIF.by