Сергей Милюхин 0 2884

Берег скелетов. "Вокруг света вместе с "АиФ"

Очередной очерк автора рубрики "Вокруг света вместе с "АиФ", действительного члена Русского географического общества Сергея Милюхина из намибийской пустыни.

Сергей Милюхин / АиФ

После трехдневного путешествия в полном одиночестве по намибийским пустыням долгая дорога наконец вывела меня на трассу, ведущую в Свакопмунд.

Фото: АиФ/ Сергей Милюхин

Проехав по ней километров 20, я увидел автозаправку. В принципе, заезжать туда не было необходимости - топлива и воды мне бы хватило, чтобы добраться до океана: две полные канистры с бензином стояли на крыше внедорожника, а в большом холодильнике охлаждались бутылок 30 воды. Но острый недостаток человеческого общения заставил меня свернуть с дороги и остановиться.

Фото: АиФ/ Сергей Милюхин

Тут я и познакомился с Густавом, встреча с которым полностью поменяла мои планы на ближайшие дни.

Густав - хозяин заправки. Он тут и кассир, и оператор, и повар в маленьком кафе. А как выяснилось позже, ещё и отчаянный байкер, автогонщик и пилот двухмоторного самолёта.

Фото: АиФ/ Сергей Милюхин

Вокруг его топливной станции среди дикорастущих кактусов нашли свой последний паркинг несколько ржавых автомобилей и байков, почти до половины засыпанные песком, а также металлические скульптуры, изображающие, скорее всего, представителей местных племён.

- Густав, - спросил я, - почему машины и скульптуры такие ржавые?

- Соленые ветры с океана и не менее соленые туманы в течение трёх-четырёх лет насквозь "проедают" металл. Машины в нашем климате, даже очень хорошие и дорогие, выдерживают недолго.

Мы сидели с ним под навесом, спасавшим от палящего солнца, пили пиво, закусывали вкусными пирожками с каким-то мясом, которые Густав вытащил из духового шкафа.

- Скажи мне, - сказал я, - ты что, действительно здесь работаешь один? А где помощники? Компаньоны, жена, в конце концов, дети?

Густав отпил глоток из полного бокала, испачкав свои рыжие усы в пивной пене, и ответил:

- Когда-то были и компаньоны, и жена. Компаньоны ушли в более прибыльный бизнес – ищут алмазы, а супруга хотела, чтобы и я занялся тем же. Она не одобряла моего увлечения байком и гонками на машинах по пескам. И когда я сказал ей, что вижу в этом смысл своей жизни, наши отношения растворились, словно вода в пустыне. Хотя, наверное, дело вовсе не в этом… А дети? Они выросли. У них своя жизнь.

Я решил больше не бередить его душевные раны и перевёл разговор на другую тему:

- А каким образом ты, европеец, попал сюда, в пустыню?  

- Это длинная история, - ответил Густав. - Мой дед когда-то жил в Баварии. Варил пиво и разводил овец.  Семья жила в достатке, но все закончилось с приходом Гитлера к власти. Моего отца призвали в армию, хотя он был молодым талантливым ученым, и отправили сюда, в Намибию, разрабатывать какое-то новое оружие.  В 1942 году, на берегу океана, недалеко от порта Уолфиш Бэй, был построен секретный город Свакопмунд. Он был обнесён высоким бетонным забором, и что находилось внутри него, сейчас, пожалуй, не знает никто.

Отец рассказывал об этом периоде его жизни очень мало. Говорил, что обязан хранить государственную тайну. Но иногда упоминал о секретной лаборатории, где он и познакомился с моей матерью. А ещё он рассказывал, что в конце войны, в апреле 1945 года, в Уолфиш Бэй пришёл корабль без каких-либо опознавательных знаков. Он весь день простоял на рейде, а ночью, когда стемнело, с него вышли на берег солидные люди в гражданской одежде, которых сразу увезли в Свакопмунд. Мой отец предполагал, что это был Генштаб фашистской Германии, но подробностей не знал. 

Вскоре закончилась Вторая Мировая война - полным поражением Гитлера. Но возвращаться нашей семье было некуда. Дом, в котором мы жили в Германии, был разрушен, да и отношение к немцам было не лучшее. Поэтому мои родители решили остаться. Отец занимался геологическими изысканиями. Здесь, в Намибии, недра земли полны нефтью, алмазами, алюминием и прочими богатствами. Но страна, которая сотрудничала с Гитлером, выжить, конечно, может, но великой не станет никогда. Так говорил мне отец.

- Куда ты собираешься ехать дальше? - спросил меня Густав.

- Я направляюсь в Свакопмунд, а оттуда через Берег скелетов в Уолфиш Бэй.

- Тебя не пустят на побережье, туда нужен спецпропуск, который ты не сможешь получить. Оставайся сегодня у меня, а завтра мы полетим с тобой туда на самолёте. И хватит баловаться пивом, - Густав улыбнулся и поставил на стол бутылку виски.

Утром мы поехали на аэродром, который находился километрах в шести от заправочной станции. Густав, оформив какие-то документы, пригласил меня на место второго пилота трёхместного самолёта, завел машину и поднял её над желто-оранжевыми песками пустыни. Мы направлялись к Берегу скелетов, таинственному месту в юго-восточной Африке между Китовой бухтой в Намибии и портом Алешандри в Анголе. 

Фото: АиФ/ Сергей Милюхин

Местные племена кочевников называют эту часть побережья "Каоковельд" - Берег одиночества, но все мореплаватели именуют его не иначе, как Берегом скелетов. Густые туманы и быстрые течения, множество рифов и мелей, характерных для этого места, до сих пор приводят к многочисленным кораблекрушениям вблизи этого побережья.

Экипажи погибающих судов, сумевшие на шлюпках доплыть до суши, обречены на гибель из-за отсутствия на сотни километров вокруг пресной воды. Только океан, только песок, только безжалостное солнце самой древней пустыни мира.

Мы летели над безграничными дюнами. Пустыня действительно казалась мертвой.  Я просто не мог оторвать глаз от великолепных фантастических панорам, над которыми мы пролетали. Я увидел несколько стад антилоп орикс, медленно бредущих по тихому безмолвию, и стаю розовых фламинго, перелетающих с одного солёного озера на другое. А потом опять только пески. 

Среди пустыни я замечал русла высохших рек, вдоль берегов которых чернели сухие кустарники. Пустынные реки, берущие своё начало из подземных истоков, чаще всего не доносят свои воды до океана: они исчезают в песках. Так распоряжается природа Земли. 

Полет длился уже около получаса, когда на горизонте появилась синяя линия Атлантического океана. Густав повернул самолёт вправо и указал мне на чёрное пятно, ярко выделяющееся среди жёлтой Земли. Я присмотрелся: примерно в километре от берега лежал корабль, полузасыпанный песком. Самолет спустился ниже, и я смог отчетливо разглядеть его покосившиеся мачты и трубы, дырявые от ржавчины борта и даже якорную цепь. На корабле сохранилось и имя: "Эдуард Болен". 

Густав рассказал мне, что этот немецкий пассажирский лайнер потерпел кораблекрушение у Берега скелетов в 1909 году. Он налетел на рифы в 50 метрах от берега, а теперь, по прошествии более ста лет, лежит в километре от океана. Этот пример как нельзя ярче подтверждает, что воды на Земле становится все меньше и меньше. Пустыня постоянно наступает на океан, засыпая его песком, и ежегодно отвоевывает у него около десяти метров. Несложная арифметика: за 100 лет " Эдуард Болен" оказался в 1000 метрах от берега. 

Фото: АиФ/ Сергей Милюхин

Ещё Густав рассказал, что недалёко от этого корабля находится медный рудник. Иногда по ночам рабочие устраивают в брошенном трюме вечеринки. Они жгут костры и делают барбекю. В это время лайнер похож на призрак, не нашедший покоя.

Мы летели дальше. Под нами упорный океанический прибой беспрестанно бился об открытый южный берег Атлантики. Колонии морских львов и котиков принимали солнечные ванны, скалистые берега острыми гребнями врезались в водную стихию. Сверху картина казалась идиллической, если не вспоминать, сколько остатков кораблей и костей моряков с древних галер и современных судов покоятся в этих песках.

Мы летели над океаном в сторону Уолфиш Бэй. У самого берега я увидел гигантские кюветы с разноцветной водой. Тут начинались соляные заводы. Цвет воды в них изменялся от бледно-жёлтого до красно-коричневого - это зависит от степени испарения.

Густав, получив какую-то информацию по рации, резко развернул самолёт и полетел в сторону аэродрома. Я вопросительно посмотрел на него. 

- Надвигается шторм. Дальше лететь опасно. Возвращаемся. Нам же надо ещё пожить? - он улыбнулся в рыжие усы.

Благополучно долетев до места взлёта, мы вернулись к нему на заправку.

- Очень жаль, Густав, но мне пора ехать дальше, - сказал я своему новому другу. -  Спасибо тебе. Я сегодня думал о том, что наши отцы воевали на минувшей войне по разные стороны линии фронта. Но это был их долг, и не нам судить, кто прав, кто виноват. То, что ты сегодня сделал для меня, я вряд ли смог бы сделать сам. Я тебе очень благодарен. Как думаешь, мир ещё можно спасти, чтобы все человечество не стало Берегом скелетов?

Густав посмотрел на меня и сказал:

- Спасать мир просто, если есть кто-то, ради кого его стоит спасать.

Мы обнялись, как старые добрые друзья, и я уехал.

                                                                                                             Минск - Свакопмунд 

 

Загрузка...
NNN

REDTRAM
Loading...
Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета

Подписка в 2018 году


Актуальные вопросы

  1. Могут ли гранты на обучение выделяться иностранным студентам?
  2. Откуда берется известь в водопроводе?
  3. Знаете ли вы продолжение известных поговорок и пословиц?
NNN
REDTRAM
Loading...

Новое на AIF.by