Сергей Милюхин 0 1816

Мост длиною в жизнь. Вокруг света вместе с "АиФ"

Мы сидим с Дэвидом Джексоном на веранде его небольшого, но вполне приличного дома в Сан-Франциско и пьём пиво.

Сергей МИЛЮХИН / АиФ

Жаркое калифорнийское солнце заливает окрестности золотым светом, прозрачный туман поднимается над заливом, по океанской гавани скользят яхты, рыбацкие шхуны, разноцветные прогулочные кораблики и катера. Легендарная крепость-тюрьма Алькатрас, еще до недавнего времени служащая последним пристанищем многих ярких личностей криминального мира, призрачным миражом, как на старой фотографии, проявляется на фоне окрестных гор.

Если честно, то в гости к Дэвиду я напросился сам. Ещё вчера я не то что не был с ним знаком - я даже ничего о нем не знал. 

Фото: АиФ/ Сергей МИЛЮХИН

Мой добрый друг, с которым мы не виделись почти 30 лет, назначил мне встречу у моста Золотые ворота. Я вышел заранее, чтобы неторопливо пройти по набережной и подышать любимым мною океанским воздухом.

Возле пирса №39 какой-то растаман уговорил меня поиграть с ним на джембо, потом я послушал замечательного барабанщика, а ещё неожиданно ко мне подошёл уличный фокусник и вытащил из моей шляпы белого кролика. Как зверек туда попал, я так и не понял, но фокус меня рассмешил. 

Возле Рыбацкой пристани я и увидел Дэвида. Долго стоял рядом, смотрел, как он «работает», а потом подошёл к нему, протянул банку пива и попросил ответить на несколько вопросов. 

Фото: АиФ/ Сергей МИЛЮХИН

Тот, ничуть не смутившись, ответил, что его «рабочий день» подходит к концу, и, если я куплю ему несколько банок его любимого Anchor Brewing, то он даже пригласит меня к себе домой.

Я очень хотел посмотреть, как живёт человек, который «работает» бушменом и не изменяет своей «профессии» несколько десятков лет. Каждое утро он выходит из дома, в ближайшей роще срезает несколько эвкалиптовых веток  и идёт на Рыбацкую пристань. Там он берет пустой ящик у торговцев фруктами, садится на него у парапета и, спрятавшись за импровизированным зелёным кустом, поджидает зазевавшихся гостей города. Надо сказать, в Сан-Франциско туристов очень много, причём круглый год. Хотя бы потому, что, по нашим меркам, здесь всегда лето. Они гуляют по набережной от морского вокзала, мимо «Trans Amerika» — самого высокого здания города, разглядывают морских львов, которые нежатся под солнцем на специально приготовленных для них понтонах, и не замечают, что за зелёными ветвями их поджидает Дэвид Джонсон. Как только прохожие приближаются к нему, он раздвигает кусты, высовывает из них своё чёрное лицо и рычит как Кинг Конг, но при первой же ответной реакции начинает громко и заразительно смеяться. Люди, естественно, сначала пугаются, но, видя, что их разыграли, начинают смеяться вместе с ним. 

Как правило, никто из испугавшихся не обижается и не сердится на Дэвида, наоборот, многие благодарны ему за эмоции и бросают в стоящую рядом коробку деньги.

Фото: АиФ/ Сергей МИЛЮХИН

— Дэвид, а ты не боишься, что рано или поздно у тебя могут быть неприятности с полицией? Кто-то, испугавшись, может обидеться  или даже рассердиться, — спрашиваю я своего нового знакомого.

— Первое время были проблемы. На меня даже однажды подали в суд за то, что я испугал старушку, а та, взмахнув руками, выбила челюсть своей подруге. Но, ты знаешь, суд присяжных меня оправдал. Только посоветовал впредь быть аккуратнее в выборе «жертв». За годы работы «бушменом» я стал неплохим психологом и знаю, чего ожидать от людей. Детей и стариков, как правило, не трогаю, но они иногда обижаются на меня и сами просят их испугать, — Дэвид смеётся.

— А как ты додумался до такого способа зарабатывания денег?

— Все получилось случайно. Наверное, Бог помог. Я приехал в Сан-Франциско из Индианы в надежде на лучшую долю. Работал сначала водителем грузовика, потом докером в порту. На работе повредил руку, стал развиваться артрит. Открыл на Маркет-стрит небольшую лавку по ремонту обуви, но работать быстро не мог, болезнь не позволяла. Поэтому конкуренты меня и выдавили. А семью кормить надо было, у меня четверо детей. Как-то отчаялся и пошёл к мосту, думаю: прыгну с него - и все. А тот вечер, когда я задумал самоубийство, выдался душным и безветренным. Иду я по набережной, а комары и мошки просто загрызают. Я выломал ветку с ближайшего дерева  и обмахиваюсь ею. Впереди гуляют какие-то прохожие. А я же черный, меня в темноте-то и не видно. Подхожу к ним ближе и вдруг громко чихнул - сам того не желая. Люди испугались, но, увидев за ветвями мое еще более испуганное лицо, рассмеялись и дали мне 20 долларов. Я пошел домой, купил детям пиццу, жене – платочек, а себе банку пива. Как-то веселее стало. Я и забыл о прощании с жизнью. А утром пошел в службу гражданства и получил разрешение на работу уличным артистом. Там я и назвался «бушменом». В первый месяц заработал почти 2000 долларов. С тех пор уже лет 15  прихожу на Рыбацкую пристань. Купил этот домик, мои дети получили образование, а я сам понял, что никогда не надо отчаиваться, даже если очень тяжело. Мой старший сын работает в крупной финансовой компании, но, если честно, зарабатывает меньше меня.

Фото: АиФ/ Сергей МИЛЮХИН

Я спросил:

— Дэвид, а правда, что мост Золотые ворота в Сан-Франциско притягивает самоубийц?

— Спрашиваешь? Этот мост – самое популярное место на Земле для тех, кто решил свести счеты с жизнью. Сюда приезжают отчаявшиеся люди даже с других материков. Только по самым скромным подсчетам, «жертвами» моста стали более 1500 человек. Дело в том, что падение в воду с 70-метровой высоты равносильно падению на асфальт с крыши 15-этажного дома. Шансов выжить практически нет. Только в том случае, если человек входит в воду ногами и рядом окажутся спасатели, он может выжить, но останется инвалидом. Ты видел, рядом со мной на пристани сидит человек в инвалидной коляске?  Это Брэйн, мой товарищ. Он один из немногих, кто остался в живых после полета с моста. Раньше он просто просил пожертвования и на табличке писал: «Я неудачно прыгнул с воду». Мы как-то разговорились, и я посоветовал ему:

— Это же Сан-Франциско — солнечный город. Напиши что-нибудь более веселое. Придумай историю интереснее. И он сделал новую табличку: « Жена не соглашается на развод. Собираю деньги на киллера». И сразу у него дела пошли лучше, — Дэвид смеется. — Правда, подают, как правило, мужчины.

Так вот, он рассказывал, что, когда спрыгнешь вниз, ты вдруг понимаешь, что все твои проблемы уже решены. Кроме одной: ты уже летишь с моста.

Фото: АиФ/ Сергей МИЛЮХИН

Я шел от Дэвида к месту встречи с моим другом Виталием. Где-то слева виднелись зигзагообразная улица Ломбард-стрит, а над нею на высоких холмах таинственный Твин Пикс. Я шел на встречу с человеком, с которым вместе провел детство и юность.  Я думал: "Каким он стал? И каким стал я?"

Он уехал из страны давно, в мутные 90-е годы. Еще когда эмигрантов клеймили позором и объявляли чуть ли не предателями Родины. Миграционные службы вытягивали из его близких все жилы, порой оскорбляя и унижая их. Вплоть до того, что забирали свидетельства о рождении детей, потому что в них стояли печати с гербом Советского Союза. Вместо них выдавали справки с треугольными штампами.

Валюту легально купить было невозможно, а нелегальная покупка грозила тюрьмой. Выезжали они через Польшу, там в это время можно было продать телевизор, еще какие-то вещи и купить доллары. Потом больше года жили в итальянской еврейской общине, перебиваясь случайными заработками, чтобы как-то прокормиться. И только через полтора года мытарств попали в Калифорнию. А там, что бы ни говорили, моему другу пригодился диплом БПИ, и он стал работать на компанию Дженерал Электрик, а потом и до сегодняшнего дня - заниматься проектами энергоснабжения пригородных поездов Сан-Франциско.

Фото: АиФ/ Сергей МИЛЮХИН

Я увидел его издалека. Он так и не стал похож на американца. Мне показалось, что время каким-то образом вернулось назад: нам снова по 17 лет, мы также молоды и полны надежд. Мы обнялись и долго стояли, не шелохнувшись. Из стройного мальчишки мой друг превратился в солидного мужчину, да и я, впрочем, не сохранил юношеской формы, но его глаза, поблескивавшие предательскими слезами, были так же молоды и лукавы, как ранее. У нас не возникало дурацких вопросов типа: «Ну, как ты?» или «Как живешь?» Мы стояли на самом известном в мире мосту Золотые ворота, под нами был океанический залив, над нами – яркое калифорнийское солнце. А нам казалось, что мы снова в Минске, на берегу Комсомольского озера недалеко от школы. Сейчас подойдут наши одноклассники, и мы будем играть в волейбол или готовиться к выпускным экзаменам.

Виталий сказал:

— Серега, давай пройдем по мосту. Длина его около 3 километров, туда и обратно часа за два с половиной управимся. По дороге и поговорим. А потом ко мне домой поедем, наведем порядок в моем винном шкафу.

Мы шли по железным перекрытиям виадука, и я вспоминал кадры из любимых фильмов, которые снимались здесь: «Побег из Алькатраса», «Терминатор: Да придет спаситель», «Люди Икс: Последняя битва», «Интервью с вампиром». Через каждые сто метров на мосту были установлены телефоны психологической помощи отчаявшимся и потерявшим надежду.

— Виталий, — спросил я друга. — Скажи честно, было же нелегко. А тебе никогда не хотелось разделить участь прыгнувших с моста?

Тот, поправил очки, посмотрел на меня и сказал:

— Это было бы слишком просто. Но дело в том, что мне некогда было об этом даже и думать. Во-первых, у меня прекрасная жена, которая всегда была и остается мне опорой в жизни, во-вторых, двое детей, рожденных в СССР, но давно ставших полноправными американцами, в-третьих, мои родители, всегда принимающие мои решения, — он улыбнулся: — А потом, ты сам-то понимаешь, о чем спрашиваешь: где я, а где полет с моста? А с кем бы ты сейчас шел по нему?  Я слишком люблю эту жизнь, чтобы даже думать о ней плохо. Жизнь — это тоже мост, и не стоит прерывать ее лишь потому, что боишься дойти до конца.  

Минск – Сан-Франциско

Фото: АиФ/ Сергей МИЛЮХИН
Загрузка...

REDTRAM
NNN
Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета

Подписка


Актуальные вопросы

  1. Будут ли в Беларуси в 2019 году крещенские морозы?
  2. Стоит ли опасаться, если парень излишне следит за своим внешним видом?
  3. Что делать, если вашу девушку ничего не радует?
REDTRAM
NNN

Новое на AIF.by