Сергей Осипов 0 148

Блок пожилого возраста. Как складывались наши отношения с НАТО?

70 лет назад была создана Организация Североатлантического договора, более известная как НАТО.

Вот уже три поколения советских, а теперь уже и российских мужчин начиная с 18-летнего возраста готовятся воевать с вооружёнными силами НАТО. О том, что этот блок отличается повышенной агрессивностью, знают даже те, кто вряд ли припомнит, сколько стран входят в НАТО.

СССР между НАТО и ОВД

Акт о создании Североатлантического альянса был подписан в Вашингтоне 4 апреля 1949 г. К тому моменту союзники по выигранной за четыре года до этого Второй мировой войне уже не скрывали взаимной ненависти и недоверия.

Британский министр ино­странных дел Эрнест Бевин говорил тогда про «советскую угрозу»: «Что должны были сделать уважающие мир и свободу страны? Бездействовать и ждать, пока их уничтожат одну за другой, или создать систему коллективной безопасности, которая объединит народы в их противостоянии этой угрозе? Мы выбрали второй путь».

Как известно, вскоре собственную систему коллективной безопасности в Европе создал и СССР. Нельзя сказать, что от такого количества систем безопасности в Старом Свете стало безопаснее жить.

Член №13

В НАТО образца 1949 г. входили 12 стран. Помимо Соединённых Штатов, Велико­британии и Франции, к договору присоединились Бельгия, Дания, Исландия, Италия, Канада, Люксембург, Нидерланды, Норвегия и Португалия. Любопытно, что одним из первых заявку на вступление подал и Советский Союз.

С 1948 г. в Западной Европе был учреждён прототип ­НАТО – Организация обороны Западного союза. В неё вошли Бельгия, Франция, Люксембург, Нидерланды и Великобритания. В начале 1949-го министр иностранных дел СССР Андрей Вышинский с подачи Сталина отправил в Лондон записку с вопросом, не желают ли недавние союзники по Антигитлеровской коалиции видеть Советский Союз в своих рядах. Предложение не казалось в те годы таким уж абсурдным. В конце концов, организация создавалась для сдерживания Германии, а СССР был в этом кровно заинтересован. Но нам ответили отказом. 31 марта 1954 г. СССР отправил западным странам очередную ноту с прось­бой о вступлении в НАТО. Результат был тем же.

При Хрущёве была предпринята ещё одна попытка, вошедшая в историю как «проект Громыко». «МИД считает целесообразным, – было написано в пояснительной записке для ЦК КПСС, – присоединиться к Североатлантическому договору. Такое заявление поставило бы в затруднительное положение организаторов Североатлантического блока, подчёркивающих его якобы оборонительный характер и то, что он будто бы не направлен против СССР и стран народной демократии». Соответствующий документ был по дипломатическим каналам доведён до стран НАТО. В мае 1954 г. США, Франция и Англия ответили отказом: «Нереальная природа предложения не заслуживает обсуждения».

После принятия в НАТО Западной Германии в 1955 г. серьёзных попыток вступить в организацию СССР не предпринимал. А если бы вдруг? Думается, результат вступления СССР в НАТО, если бы он когда-нибудь произошёл, описан в старом советском анекдоте: «1972 год, за звание чемпиона мира по шахматам играют советский гроссмейстер Борис Спасский и американец Роберт Фишер. При каждом ходе один из них говорит другому какую-нибудь гадость. Начинает Фишер:

— А у вас мяса в магазинах нет!
— А у вас Кеннеди застрелили!
— А наше ЦРУ у вас Брежнева украдёт!
— И у вас мяса в магазинах не будет!

Лучшие времена

После войны в Европе размещалась 8-я полевая армия США в составе двух армейских корпусов, 5-го и 7-го. Англичане дер­жали на территории Германии Британскую Рейнскую армию из 4 бронетанковых дивизий. Даже Нидерланды, которые в наши дни вообще отказались от танков, в те годы имели их в двух своих дивизиях.

На пике противостояния двух систем, в 70–80-х гг. XX в., армейская жизнь в Западной Европе била ключом. По обе стороны границы почти постоянно шли какие-то учения. Самые крупные из проводимых НАТО в Европе назывались «Рефорджер» (Reforger, от английского Return of Forces to Germany, «Возвращение войск в Германию»). Имелись в виду те войска, которые уплыли домой после победы над нацистской Германией в 1945 г. В Сухопутных войсках США были созданы целые соединения двойного базирования. Один комплект боевой техники они имели дома, второй стоял на консервации в Германии. В начале каждого «Рефорджера» личный состав из континентальной части США на самолётах привозили в Европу, солдаты заводили танки, расчехляли пушки и на третий день были готовы идти в бой. Самый крупный контингент был переброшен в Германию в 1988 г. – 125 тыс. человек.

В противовес учениям ­НАТО страны ОВД проводили свои крупномасштабные военные игры – «Щит» и «Запад». В Организации Варшавского договора, которая противостояла НАТО в Европе, сил и средств было не меньше. В одной только Группе советских войск в Германии (ГСВГ) насчитывалось 5 общевойсковых и 1 воздушная армия. А были ещё советские группы войск в Польше, Чехословакии, Венгрии. Все советские части и соединения на западном направлении были полностью развёрнуты, укомплектованы по штату военного времени и готовы к бою. С конца 1960-х по начало 1990-х гг. в Европе противостояли друг другу миллионы солдат, десятки тысяч танков и бронемашин, тысячи самолётов.

«Я тогда служил в 10-й танковой дивизии 3-й Общевойсковой армии, – вспоминает Виктор Мураховский, в те годы старший лейтенант, а ныне полковник запаса, главный редактор журнала «Арсенал Отечества». – В случае начала войны мой полк должен был перейти в наступление и захватить один из районов Западного Берлина. 

Чтобы лучше знать местность, на которой, не дай бог, придётся воевать, советские офицеры дважды в год переодевались в гражданское, садились в туристический автобус и ехали туда на экскурсию. То есть, конечно, на рекогносцировку. «Твоя, Мураховский, танковая рота, – говорил начальник штаба нашего полка, – захватывает этот перекрёсток и удерживает его совместно с мотострелковой ротой Петрова…» А со стороны казалось, что это знающий гид рассказывает компании крепких коротко стриженных молодых мужчин о достопримечательностях Западного Берлина».

Недружелюбная дружба

На пике холодной войны общая численность всех армий стран – участниц Варшавского договора превышала 7 млн солдат.

Из них примерно 5 млн служили в Советской армии. Количество солдат армий стран – членов НАТО составляло 4,7 млн человек. В странах Восточного блока было 60 000 танков и бронемашин, на Западе – вдвое меньше. Зато у них было больше вертолётов огневой поддержки, призванных с этими танками и бронемашинами бороться.

Именно из-за того что по­среди Европы оказались сконцентрированы самые большие в мире армии, обе стороны старались быть максимально осторожными. Образно говоря, оружие ОВД и НАТО (несмотря на постоянное бряцание им) было снабжено немалым количеством предохранителей.

Шпионы в законе

Одним из таких предохранителей был институт военных миссий связи. Он брал своё начало в четырёхсторонней оккупации Германии, когда страна была разделена на четыре сектора – советский, американ­ский, британский и француз­ский. Во времена существования ГСВГ и сменившей её Западной группы войск (ЗГВ) все три иностранные миссии располагались в Потсдаме, а три наши – в городах Баден-Баден, Франкфурт-на-Майне и Бюнде. Члены военных миссий связи имели право свободно передвигаться по территориям ГДР и ФРГ. Правда, о посещении воинских частей надо было предупреждать за 72 часа. Здания миссий и даже автомобили этих «шпионов в законе» обладали статусом экстерриториальности. В советской зоне оккупации инструкции о правилах обращения с членами иностранных военных миссий связи висели на КПП каждой советской воинской части и подлежали изучению наравне с обязанностями часового. Например, англичан, французов и американцев категорически запрещалось бить. Тем не менее их иногда всё-таки били.

Под занавес пребывания частей ЗГВ в уже объединившейся Германии с одним «миссионером», несмотря на все предосторожности, произошёл трагический инцидент. В 1985 г. на территории российской воинской части в городе Людвигслуст часовой застрелил майора американской армии Артура Николсона. Теперь на месте его гибели стоит памятный знак с текстом на немецком и английском языках. 

Оттепель и заморозки

После ухода российских войск из Германии в отношениях РФ и НАТО произошло кратковременное потепление. Российская воздушно-десантная бригада даже участвовала в урегулировании конфликта на Балканах в составе многонациональных сил по поддер­жанию мира SFOR. Диалог с НАТО продолжали дипломаты, военные и «мирные». В разные годы постпредами при НАТО служили видные сотрудники МИД: Николай Афанасьевский, Виталий Чуркин, Сергей Кисляк. В ельцинские времена в политической штаб-квартире НАТО в Брюсселе и военной в городе Монс шла не слишком афишируемая работа. Десятки офицеров, в том числе в российской военной форме, вели скучные, но важные переговоры – о введении единых стандартов на топливо, горюче-смазочные материалы, об унификации боеприпасов и даже взаимозаменяемости сухих пайков между Россией и странами НАТО. Однако после четырёх подряд расширений НАТО на Восток и бомбардировок Югославии оттепель сменили привычные обеим сторонам заморозки.

В бытность постпредом Дмитрия Рогозина всем стало ясно: конвергенция РФ и ­НАТО в очередной раз оказалась мыльным пузырём. С чисто формальной точки зрения Россия до сих пор сохраняет членство в натовской программе «Партнёрство во имя мира». Однако практические действия с 2014 г. по понятным причинам не проводятся.

За деньги не умирают

В годы холодной войны в НАТО входили 16 стран. Сегодня их 29 (см. инфографику). Но стал ли блок сильнее от этого – большой вопрос.

«Как ни странно, даже после всех сокращений 90-х гг. Сухопутные войска России в Европе сильнее войск стран НАТО, – считает замдиректора Института политического и военного анализа Александр Храмчихин. – У нас тогда пустили в переплавку немало танков, но европейцы расслабились ещё сильнее. Например, танки они вообще перестали выпускать, а наш Уралвагонзавод продолжает работать. Так что российская военная техника сейчас значительно новее, чем у стран ­НАТО. Европейские страны вообще склоняются к производству лёгкой бронетехники, пригодной разве что для контрпартизанских действий, но никак не для полномасштабной войны с равным противником. Тех же танков в Германии в войсках (без учёта стоящих на консервации) сейчас осталось 225 штук, во Франции - 200, в Британии - ещё меньше. В смысле психологической готовности к войне, и это признают сами европейцы, дела у них также обстоят хуже, чем в Российской армии. В чисто наёмных армиях, которые имеются в подавляющем большинстве стран Европы, солдаты готовы за деньги убивать, но совершенно не готовы за них умирать. 

Для сравнения: у Народно-освободительной армии Китая (НОАК) только новых и новейших танков насчитывается почти 3500 единиц. Под ружьём 2 с лишним млн солдат, готовых воевать с кем угодно, и призывной ресурс, несопоставимый ни с РФ, ни со странами НАТО». 

Что нового у НАТО. И чем ответит Россия

 

Загрузка...
Загрузка...

REDTRAM
NNN
Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета

Подписка


Актуальные вопросы

  1. Когда появится в магазинах алкоголь, после которого не бывает похмелья?
  2. Остались ли колясочные помещения в многоквартирных домах?
  3. Какие новые виды спорта могут попасть в программу Олимпиады?
REDTRAM
NNN

Новое на AIF.by