Юлия Борта 0 6008

Основной инстинкт. Почему некоторые люди не хотят иметь детей?

Что стоит за отказом рожать ребёнка? Мода, эгоизм, неуверенность в завтрашнем дне? Психологи уверены, что причины глубже.

Не нарожаем детей – останутся одни старики.
Не нарожаем детей – останутся одни старики. © / shutterstock.com

Созреть для родительства

Что стоит за отказом рожать ребёнка? Мода, эгоизм, неуверенность в завтрашнем дне? Психологи уверены, что причины глубже. А материальная необеспеченность, желание строить карьеру и прочие аргументы – лишь следствие внутренних нерешённых проблем. 

Кто-то вспоминает постоянные упрёки матери: «И зачем только я тебя родила на свою голову?» Или: «Если б не ты, карьеру бы сделала». А у кого-то перед глазами пример близких родственников, когда беременности и роды были тяжёлыми или ребёнок родился с неизлечимым заболеванием...  

«Всегда есть какие-то истории. Обычно они связаны с ощущением опасности этого мира для детей, убеждением, что не имеешь права приводить их в него, – говорит доцент кафедры детской и семейной психотерапии МГППУ департамента психологии НИУ ВШЭ, семейный психотерапевт Елена ЧЕБОТАРЁВА. – И такие люди были всегда. Они сознательно принимают решение не иметь детей, но не пропагандируют его как образ жизни. Другое дело – движения сторонников бездетности, которые агрессивно отстаивают свою позицию».

Зародилось это в 1960–1970-х на Западе, а с 2000-х так называемые чайлдфри стали всё активнее заявлять о себе и у нас. 

Когда-то выбора у женщины особо не было: либо отказ от супружеской жизни и уход в монастырь, либо рожать детей. С появлением надёжной контрацепции нарисовалась альтернатива: можно отложить рождение ребёнка на потом, а можно и вовсе заняться исключительно своими интересами, не растрачивая энергию на заботы о ребёнке. Изменился уклад. Женщины начали наравне с мужчинами делать карьеру, и стало понятно, что место слабого пола – не только «у очага». 

«Ещё несколько десятилетий назад всё было «на автомате». Молодёжь должна жениться. Женились – должны рожать детей, – продолжает Чеботарёва. – Сейчас нет единого общепризнанного стиля жизни. Принято искать свой путь. И в том числе к родительству каждый хочет прийти сознательно. А это требует больше времени – чтобы разобраться в себе, быть уверенным, что сможешь поставить ребёнка на ноги. Для родительства нужна личностная зрелость. Созреваем полноценно – хорошо, если к 35–40 годам. А решать вопрос с детьми большинство людей стараются раньше – в 25–30 лет». 

Идеология отрицания детей больше характерна для молодых людей: они во всём придерживаются более радикальных взглядов. Им хочется оторваться от родителей, жить по своим соб­ственным правилам. С годами позиция любого человека может измениться. И чайлдфри – не исключение, что доказало проведённое в Австралии исследование. Молодых людей спрашивали, хотят ли они иметь детей, сначала в 20 лет, а потом в 30. И оказалось, что часть из тех, кто раньше называл себя чайлд­фри, захотели родить ребёнка. «Это вполне объяснимо, – считает Елена Чеботарёва. – Пожили, попробовали, посмотрели на окружающих. Их знакомые, друзья обзавелись детьми, у них в душе что-то отозвалось».

Кому дети не нужны?

В соцсетях сторонники чайлд­фри довольно агрессивно выражают свою позицию: «Никогда не скрывала своего презрения к «овуляшкам». «Как люди могут быть счастливы от какулек?!» «О зверюшках тоже можно заботиться»... «Овуляхам с личинками нас не понять».  Тем же, правда, отвечают бездетным и «детные» группы.

Мода это или на самом деле чувство ненависти к детям, отвращение к беременности,  неприязнь к родам? Разобраться сложно, уверена психолог. Как только человек примыкает к социальному движению, срабатывает «эффект толпы». Происходит подзарядка – промываются мозги, и он тоже начинает пропагандировать бездетность. 

Идеи иногда звучат совершенно дикие. В Европе разгорается скандал: одна немецкая учительница требует запретить женщинам рожать на государственном уровне и даже доплачивать бездетным сознательным гражданкам – дабы новое поколение не тратило воздух и ресурсы и позволило нынешнему нормально пожить. Дама даже подсчитала, насколько больше кислорода останется на планете, если те, кому невтерпёж, ограничатся хотя бы одним потомком. Удивительно, что весь тираж её книжек в мест­ных магазинах смели с полок в считаные дни. 

«Но если этого отдельного, яро выступающего против рождения детей человека вытащить из массовки и поближе с ним пообщаться, то всегда можно найти причину. За криками всегда стоит боль», – считает Елена Чеботарёва. 

И уж совсем не стоит упрекать сторонников идеологии чайлд­фри в том, что они ненормальны, имеют психическое заболевание и т. д., считают психологи. Хотя жизненные ценности у сторонников и противников детей на самом деле отличаются. 

«Мы провели исследование, сравнивали молодые семьи, которые принципиально не хотят иметь детей, с теми, у кого есть дети, – рассказывает доцент МГППУ и НИУ ВШЭ. – В молодых ­семьях большой ­разницы в супружеских отношениях нет. Хотя бездетные порой даже больше удовлетворены своими супружескими отношениями. Что касается жизненных ценностей, то обнаружено одно значимое различие. У тех, кто хочет или уже имеет детей, ценность добра значительно важнее, чем у тех, кто не хочет детей. Им важно о ком-то заботиться. Они фактически рожают детей для себя, чтобы реализовать эту часть своей жизни. Для тех, кто сознательно решил не иметь детей, важнее ценность гедонизма, то есть получение радости и удовольствия от жизни, стремление жить для себя».

Желание пожить для себя подтверждают социологи МГУ: 60% сознательно выбравших бездет­ность были единственными деть­ми в семье, 70% – материально обеспечены.

Одумались – родили

Впрочем, инстинкт продолжения рода может накрыть даже убеждённых детоненавистников, причём в любом возрасте. Певица Джанет Джексон из отчаянной чайлдфри превратилась в заботливую маму в… 50 лет. Светится от счастья и души не чает в двухлетнем сынишке. 

Самый известный чайлдфри среди мужчин Джордж Клуни говорил ещё совсем недавно: «Для меня видеть прыгающих, пукающих, писающихся маленьких Джорджей совсем не так увлекательно, как кому-то может показаться. Я всегда знал, что отцовство – это не для меня». А в 2017 году, в 56 лет, став отцом двойняшек, поделился: «Надо видеть лица моих друзей, наблюдающих за тем, как я меняю подгузник. Они смеются надо мной. Я столько лет называл их дерьмом, поэтому сейчас заслужил всё это».

«Я – чайлдфри», – именно так на протяжении долгого времени говорила о себе Ева Мендес. Она строила актёрскую карьеру, добивалась успеха и жила для себя. Пока не встретила актёра и музыканта Райана Гослинга. И тогда всё встало на свои места: семья и дети для 45-летней мамы оказались важнее карьеры в кино, она не спешит возвращаться к съёмкам. Сейчас супруги воспитывают двоих дочерей. 

Да что далеко ходить. Телеведущая, политик и журналист Ксения Собчак долгое время придерживалась позиции, что её всё устраивает без детей, и даже, по слухам, называла их «маленькими гадёнышами». В ноябре 2016-го она стала мамой.  

По мнению исследователей, большая часть заявлений о нежелании иметь детей – лишь декларация намерений. Реально отказавшихся от рождения детей и не пожалевших об этом в России не более 3–4%. Увлекаясь идеями, нужно только помнить, что откладывать рождение ребёнка, особенно женщине, невозможно бесконечно. Мужчинам проще. Они могут нагуляться, передумать и стать отцами. Женский век короче. 

«Типичная ситуация: женщина предохраняется до 40 лет, строит карьеру, зарабатывает день­ги. Наконец решает завести ребёнка – не получается. Она не верит, что у неё уже не может быть детей. Но тех драгоценных клеточек, из которых в организме будущей мамы развивается новая жизнь, к 40 годам у неё просто не осталось, – говорит врач акушер-гинеколог с 30-летним стажем Ирина Торганова. – Многие думают так: сейчас детей не хочу, а если передумаю, в крайнем случае сделаю ЭКО в 45 лет. Но это поздно! Программа ЭКО хорошо работает на своих яйцеклетках (своих яичниках) до 40 лет. Потом придётся брать донорские клетки. То есть генетически от мамы в таком ребёнке не будет ничего. Она его только выносит».

История семьи

Андрей – перспективный программист, его жена Милана – юрист.

«Первое время совсем не хотели детей, хотя родители страшно наседали: мол, время идёт, хотим увидеть внуков и всё в таком роде, – рассказывает Андрей. – Честно, это страшно раздражало. 

Мы посчитали, что только в первый год на ребёнка нам придётся потратить примерно 200 тыс. руб., а то и больше. Это значит – постоянно откладывать, лишать себя возможности делать карьеру, путешествовать. А мы к этому были не готовы. 

Через три года уже объездили мир, купили машину, квартиру в ипотеку и поняли, что нам чего-то не хватает… Рождение ребёнка просто перевернуло наш мир. Да, сейчас живётся тяжелее, чем раньше. Не всегда получается выбраться в гости или сходить в кино. Но мы счаст­ливы».

Загрузка...
Загрузка...

REDTRAM
NNN
Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета

Подписка


Актуальные вопросы

  1. Правда ли, что сахар улучшает работу мозга и поднимает настроение?
  2. Можно ли приготовить салат из одуванчиков, растущих во дворе?
  3. Как читать маркировку на автомобильных шинах?
REDTRAM
NNN

Новое на AIF.by