Валентина Оберемко 0 480

Режиссёр Николай Лебедев: «Я был «литературным негром»

Режиссёр «Легенды № 17» начинал с того, что писал за именитых писателей.

Режиссер Николай Лебедев.
Режиссер Николай Лебедев. © / Екатерина Чеснокова / РИА Новости

По опросам профильных сайтов, «Легенда №17», снятая Николаем Лебедевым в 2013 г., стала лучшим фильмом XXI века. Но режиссёр на лаврах не почивает, а работает над двумя мощными проектами – фильмом о Нюрн­бергском процессе и экранизацией романа Булгакова «Мастер и Маргарита». 

Где пролетит Маргарита

Валентина Оберемко, «АиФ»: – Николай, роман Булгакова считается несчастливым для кинопостановок, ни одна экранизация не оправдала ожиданий публики…

Николай Лебедев: – И не оправдает. Шедевры слово в слово экранизировать невозможно. Если вы хотите увидеть иллюстрацию к роману, то просто возьмите книгу, перечитайте и доверьтесь своему воображению. А любая экранизация – это один из взглядов на историю, рассказанную писателем. Режиссёр, которого я очень люблю, Альфред Хичкок, брал, к примеру, из произведения Сомерсета Моэма только деталь или один сюжетный поворот и выстраивал на них свой сюжет. Так что если вы смотрите фильм по Булгакову, то это не те «Мастер и Маргарита», которых вы знаете, это взгляд создателей фильма на материал, подготовленный Булгаковым. Кино – это не покорная раб­ская иллюстрация, это отдельное произведение. Я же, когда готовил «Мастера и Маргариту», не только всего Булгакова перечёл, но и массу произведений о нём, о времени, в котором он жил.

– Когда ожидать премьеру?

– Это зависит не от меня. Съёмки, скорее всего, начнутся весной следующего года. Вся подготовка проведена, сделаны чертежи декораций, прошли пробы. Даже частично отсняты пробы компьютерной графики, в част­ности для пролёта Маргариты по Москве. Вся натура, все актёры подобраны. Но пока не могу раскрыть вам их имена. Всему своё время.

А пока мы ждём запуска «Мастера и Маргариты», я в качестве сценариста занимаюсь новым проектом, который называется «Нюрнберг». Он основан на беллетристических и документальных произведениях Александра Звягинцева – одного из ведущих мировых специалистов по Нюрнбергскому процессу. Мне кажется, это очень важно – знать и помнить, что тогда происходило. Это же настоящая драма – история о том, как несколько стран-победительниц поддержал почти весь мир в их желании добиться справедливости. Когда всё человечество объединилось против того чудовищного и низменного, что зародилось в XX столетии. Это был не процесс против конкретной страны или, упаси боже, народа. Нюрнбергский трибунал затевался ради того, чтобы человечество не позволяло появляться и крепнуть ни дьявольским идеологиям, ни массовому геноциду, ни захватническим войнам.

Кто не режиссёр?

– Вы когда-то говорили, что не хотели бы преподавать в творческом вузе, а теперь стали ментором на конкурсе короткометражных фильмов, снятых на смартфон, «Опа! Искусство внезапности». Почему изменили намерение?

– Я говорил, что преподавать – это большая ответ­ственность. Мне было очень интересно работать с начинающими кинематографистами, хоть чем-то помочь им в движении вперёд. Мне повезло, меня поддержал Юрий Арабов, который курировал мою первую картину, а потом Валерий Тодоровский, который стал продюсером и почти художественным руководителем моего дебюта. Причём до этого я их не знал, не был ни их родственником, ни знакомым знакомых.

Михаил Ильич Ромм, режиссёр и выдающийся педагог, который выпустил огромное количество признанных мастеров – Михалкова, Абдрашитова, Митту, Шукшина, – говорил: «Режиссёром может стать каждый, кто не доказал обратного». Только что закончился фестиваль «Короче», на котором были представлены несколько работ выпускников моей мастерской. И один из них получил Гран-при.

– Часто слышу жалобы на то, что в нашем кинематографе развито кумов­ство. Что из-за него многие молодые талантливые кинематографисты годами сидят без работы. Вы согласны?

– Поддерживать надо всех талантливых людей, вне зависимости от их происхождения, родственных связей или их отсутствия. Я недавно посмотрел новую картину Клинта Иствуда. В роли его экранной дочери снялась его реальная дочь. Я этого не знал. Но мне очень приглянулось, как эта актриса играет. Или, скажем, Анна Михалкова – это глубокая, сильная исполнительница, глаз не оторвать. Радоваться надо, что она блистает на нашем экране, а не размышлять, что было бы, если бы не её фамилия. 

Эти высказывания по поводу кумовства часто продиктованы тем, что в нашу профессию попасть действительно сложно и ещё сложнее в ней удержаться. Я пришёл в кино с улицы и даже во ВГИК поступил не с первого раза. Тем не менее меня поддер­жали люди, которых я не знал. 

– Правда ли, что до того, как стать режиссёром, вы работали «литературным негром»?

– Правда. Мы иногда писали за именитых писателей, а иногда просто придумывали общий псевдоним и под ним издавались. Я был признателен за эту работу. В середине 1990-х с трудоустройством было туго. Я несколько лет стучал в закрытые двери. А тут мне повезло, знакомые подсказали, что есть выпускники ВГИКа, которые точно так же, как и я, не могли найти работу. Нас объе­динили в команду, мы встречались, придумывали сюжет, каждый писал свою главу, потом из этих глав складывали книгу. В этой группе работал Анд­рей Кавун, который стал потом известным режиссёром, Фёдор Стуков, который до этого снимался в кино в роли Тома Сойера. Федя тогда, кстати, работал в «Петербургских тайнах» и был вполне успешным артистом. Но ему хотелось открыть в себе новые возможности.

Почему Голливуд круче

– Нашу киноиндустрию без устали упрекают за то, что она не развивается и не может достойно противостоять американской. Можете ответить на эти упрёки?

– Наша киноиндустрия, в отличие от американской, испытала невероятный шок. Чудо, что мы выжили. В США кризисы в кино не происходили одномоментно. В 1950-х с появлением телевидения американцам пришлось искать новые средства, чтобы привлечь зрителей в кинотеатры. Потом возникло видео и вместе с ним – новые вызовы. У нас же всё случилось одновременно: рухнула экономика, резко рвануло вперёд телевидение, вместо двух каналов возникло двадцать пять, появились видеомагнитофоны, а самое главное, были полностью разрушены кинопрокат и кинопроизводство. С 2000-х мы фактически начали создавать наш кинематограф заново. Канули в небытие прежние специа­листы, оказались забыты советские наработки, ушла традиция. ­В помещениях киностудий продавали мебель и одежду. Выросло поколение, которое вообще не видело кино на большом экране. Сейчас, слава богу, зритель возвращается в кино. 

Если уж равняться на Америку, то надо заметить, что там рядовой зритель обожает кинотеатры. Как-то я пришёл на День благодарения в гости к одной американской семье, за столом все обсуждали фильм «Таинственная река». Не потому, что это шедевр, а просто потому, что сходили в кино. Эта часть культуры у нас, к сожалению, утеряна.

Загрузка...
Загрузка...

REDTRAM
NNN
Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета

Подписка в 2020 году

Актуальные вопросы

  1. Можно оставлять яблоки гнить на земле, как удобрения?
  2. Откуда появилось правило «пропусти помеху справа»?
  3. Нужно ли покрывать машину воском после мойки?
REDTRAM
NNN

Новое на AIF.by