0 1704

Сергей Лукьяненко: какова цена шанса на вечную жизнь?

Что писатель смог разглядеть в туманном будущем.

Сергей Лукьяненко.
Сергей Лукьяненко. © / www.globallookpress.com

«Пытаться надо!»

Юлия Шигарева, «АиФ»: Сергей, ваш новый роман «Кайноzой» рисует не очень позитивную картину будущего. Такие настроения встречаются и у других писателей, режиссёров. А светлым наше будущее вообще не видится?

Сергей Лукьяненко: Писатели крайне редко соз­дают утопии. Могу вспомнить лишь с десяток удачных примеров, часть из которых, увы, уже никогда не сбудется – тот же «Мир Полудня» братьев Стругацких. Утопия предполагает бесконфликтность, «борьбу хорошего с лучшим». А о чём в таком случае писать, на чём будет держаться сюжет? Поэтому писатели, да и режиссёры, как правило, не призывают по­строить тот или иной утопический мир, а скорее предупреждают, что может быть «не так» во внешне симпатичной картине.

И, кстати, я бы не сказал, что мир «Кваzи» и «Кайноzоя» совсем уж беспросветный. Это «зомби-апокалипсис с человеческим лицом», если угодно – мёртвые восстают, но, проходя стадию агрессивных неразумных хищников, возвращаются к разуму. Более того, это мир, который победил смерть, мир с шансом на вечную жизнь. Вот только вопрос цены, который всегда встаёт… Ведь и в классической «Утопии» у каждого землепашца было не менее трёх рабов, что и обеспечивало всеобщее счастье. Этот вопрос – какую цену человек готов заплатить за личное счастье, за успех, чем или кем пожертвовать – является едва ли не самым главным вопросом литературы.

– А кино, книги, спектакли могут «запрограммировать» общество на определённое развитие событий? Или их задача – предупредить, мобилизовать?

– Скорее предупредить. А вот насчёт «запрограммировать»… Я обычно говорю так: если Библия, которой 2000 лет и которая лежит в основе современной европейской цивилизации, не смогла кардинально изменить мир и природу человека, не смогла даже в период безраздельной власти христианской церкви добиться реального соблюдения простейших и понятных заповедей, стоит ли многого ожидать от своей книги? И отвечаю: конечно же, не стоит надеяться, что самая популярная книга изменит мир. Но пытаться всё равно надо! Потому что даже один человек, которому книга помогла стать лучше, может сделать чуть лучше и весь мир.

Не про ГУЛАГ не предлагать?

– В ваших романах люди и квази (те самые ожившие мертвецы) пытаются найти способы сосуществования. Что в реальном мире, как мы видим, идёт с большим трудом. Невозможность найти общий язык с иными – по цвету кожи, культуре – в принципе преодолима?

– Это одна из самых главных проблем современности, как мне кажется. Современная толерантность, увы, требует от большинства подчиниться меньшинству – мы постоянно видим примеры этого и в Европе, и в нашей стране. Причём это касается не только этнических и религиозных меньшинств.

А речь ведь должна идти не о подчинении, а о терпимости. Терпимость имеет границы, подчинение – нет. Сила человечества в его многообразии, в непохожести обычаев, культур, традиций. Пытаться свести всё воедино, «закончить историю», получить какой-то универсальный мультикультурный мир – это как попытка Дениски из рассказа Драгунского слить воедино все напитки, чтобы освободилось побольше бутылок. В результате в трёхлитровой банке оказываются пиво, вино, ещё невесть что – и всё это превращается в непонятную бурду. Сближение народов и культур должно идти медленно, по мере их развития и сближения хотя бы материального уровня жизни. Так что я решительно против бесконтрольной миграции, создания каких-то особых условий для «понаехавших». Хочешь приехать и жить в другой стране? Да пожалуйста! Но прими присягу гражданина. Подтверди, что твои обычаи и привычки не будут нарушать образ жизни коренных обитателей. Если это не устраивает, то живи в своей стране и развивай её так, как считаешь правильным. Добейся того, чтобы в твою страну приезжали и соглашались принять твои обычаи. Иначе рано или поздно произойдёт ответная реакция – история любит такие шутки.

– И «Кваzи», и «Кайноzой» – ещё и о том, что может выйти из попытки человека продлить своё бытие. К вам вопрос и как к писателю, и как к врачу – а нужно ли эти попытки предпринимать?

– Человек никогда не смирится с отпущенным ему сроком жизни. Люди всегда пытались продлить свою жизнь, порой – способами чудовищными и бесчеловечными, порой – анекдотичными и трагикомическими. И дальше будут ковыряться в геноме, развивать гериатрию, пытаться скопировать сознание из мозга на электронные носители, создать искусственные биологические тела – до тех пор, пока попытки не увенчаются успехом. Речь вряд ли может идти о бессмертии, наша Вселенная и то конечна во времени, но о продлении жизни на сотни лет – легко. Более того, я уверен, что это произойдёт в обо­зримый период времени. А вот как человечество этим даром распорядится – большой вопрос. Наверняка это станет объектом торга. Проблемой денег и власти. Породит узкий круг элиты, желающей жить и править вечно. О, это будет достаточно неприятный мир, выход из которого один – экс­пансия в космос. Только это позволит бессмертию из привилегии избранных стать общим достоянием человечества (что, конечно, тоже породит массу проблем).

– Вы часто бываете на международных книжных ярмарках. Какое место отводится русской литературе в мировом процессе?

– В мире безраздельно властвует англоязычная литература – просто в силу большего количест­ва авторов и читателей. Русская литература, как и французская, и испаноязычная, больше варится в своём котле. К тому же, увы, есть определённый настрой западных издателей, критиков, да и читателей: русская литература должна быть про ГУЛАГ, тиранию, эмигрантов и т. д. Когда удаётся пробиться нашим нормальным книгам, читатели испытывают лёгкий шок: «Ух ты, у русских что, всё как у людей?» Это печальный факт, но его надо понимать и с ним бороться. В первую очередь на уровне нашей литературной критики, которая, увы, сама с достойным лучшего применения энтузиазмом продвигает на Запад книги «про ГУЛАГ, тиранию, ужасы русской жизни». Иногда даже думаешь: может, они нарочно формируют такой образ нашей страны? А потом понимаешь: увы, нет, они и впрямь так живут и думают.

Загрузка...

REDTRAM
NNN
Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета

Подписка


Актуальные вопросы

  1. От чего умерла Юлия Началова?
  2. Что за сериал «Чернобыль» от канала HBO?
  3. Сколько стоит поболеть за нашу хоккейную сборную на ЧМ в Казахстане?

Большая конференция по ивент маркетингу

REDTRAM
NNN

Новое на AIF.by