0 572

«Пропал без вести». Дочь солдата всю жизнь искала место его гибели

24 декабря 1941 года 37-летний красноармеец Степан Разумов умер в немецком концлагере. А спустя 25 дней в его родной деревне появилась на свет дочь солдата Татьяна.

Татьяна Разумова.
Татьяна Разумова. © / АиФ

Долгие годы о гибели Степана Васильевича в плену близкие не знали. Они о нём вообще ничего не знали. В июне 1941‑го ушёл на фронт. Оттуда его жена Анна получила 8 писем. П­оследнее - от 24 сентября 1941 года. А потом - тишина. Зловещая. Раздражающая... 

Чего только не пережили!

«Нас привели в лагерь г. Дмитрова, где были заключённые... Когда бомбят Москву, отсюда слышно... Шли дорогой, хлеба не купить, ни килограмма, ни в какой деревне... А сухари и пригодились здесь мне. Живём пока в лесу, ночуем на земле... Поросёнка зарежь, Нюша... Ваня и Вася, слушайте, что вам мама говорит» (из письма Степана Разумова).

- Отца сначала на Финскую призвали - вернулся раненый, - восстанавливает цепочку событий Татьяна Разумова (в замужест­ве Александрова.- Ред.). - У них с мамой тогда ребёнок родился, но 6 месяцев только прожил. После этого она забеременела мной. Одному моему брату было 10 лет, другому - 7... И вот январь 1942-го. Мороз. Мама залезла рожать на печку. Бабушка пуповину перерезала. А дальше - только выживать. Денег нет. Пелёнками служили отбелённые картофельные мешки. Вместо молочной смеси - молотая в жерновах крупа. Мама её в марлечку заворачивала, я сосала. Сейчас и представить невозможно, как она в деревне без мужика с тремя детьми справлялась... 

Война оторвала от беременной жены и двух сыновей.
Война оторвала от беременной жены и двоих сыновей. Фото: Из семейного архива

Справлялись, выживали. И только от мужа Степана ­по-преж­нему не было никаких известий. Уже и война закончилась, а Анна всё ждала, надеялась... В 1946-м наконец принесли извещение: «Военнослужащий Степан Разумов, находясь на фронте, в июне 1943 года пропал без вести».

- Маме назначили на троих пенсию - 56 рублей, хотя один брат - инвалид с детства. И сама она в 1949-м получила вторую группу. Но всё равно работала в колхозе. Братья помогали - пахали на быках, лошадях.

6 поколений семьи были крестьянами. Родители до войны работали в единоличном хозяйстве, потом - в колхозе «Верный труд». А у Татьяны уже в детстве была трудовая книжка. 

- Да и в школу ходить нужна была закалка. В начальную - за 3 километра от дома, в среднюю - за 5... Возьмёшь с собой кусочек хлеба, в школьном коридоре нальёшь из бочонка кипячёной водички - вот и вся еда... Мать наставляла: «Учись, доченька». 

И Татьяна старалась. Семилетку окончила с отличием, поступила в медучилище. 

- Стипендия была 14 рублей, а пенсия за отца - 4. И вдруг её отнимают! Говорят: не положено получать и то и то. Мама стала добиваться, чтобы вернули пенсию. Чего только не пережили!

17-летняя акушерка

«Нас обучают артиллерии зенитной по еропланам бить, и по танкам бить... Жить пока ничего мне, а дальше не знаем, чего будет. За облигации, Нюша, не плати денег, которые на меня написаны. Нюша, ты должна получить пособие - 50 рублей денег на двоих, а на троих детей - 75 рублей... Если не дадут... напиши письмо мне, здесь быстро разберутся» (из письма Степана Разумова).

После училища Татьяна вернулась домой и стала работать акушеркой. Одна на 9 деревень. В 17 лет! А мать продолжала ждать отца. Поверить, что Степана нет в живых, никак не могла. Даже к гадалке ходила - та заверила, что вернётся любимый. Анна жила надеждой. Замуж больше не вышла. И лишь плакала украдкой от детей, перечитывая своё письмо мужу, вернувшееся назад: «А тебя, Стёпа, всё вижу во сне... Неужели будет то время, что ты будешь дома...»

В 1961 году Татьяна переехала в Ленинград. Муж, сын, дочь, любимая и архиважная работа - принимать на белый свет новорождённых… Всё было хорошо. И только мысль об отце, которого она никогда не видела, не давала покоя. Хотелось найти хоть какие-то следы, узнать, что произошло. 

- Во многих семьях были пропавшие без вести. Родные не знали, что думать. Боялись говорить. А вдруг близкий человек попал в плен? Страшное дело!.. Я читала статьи, собирала воспоминания об узниках концлагерей. И плакала, плакала...

Татьяна могла бы найти отца много раньше. В 1970 году её брат обратился в отдел учёта персональных потерь сержантов и солдат СА в Подольске и получил ответ: «Рядовой Степан Разумов значится умершим в немецком плену 24 декабря 1941 года». Информация расходилась с той, что была в извещении 1946 года. Но брат рано умер, унеся в могилу сведения об отце. Татьяна узнает об этом много лет спустя. Случайно. 

- Я посещала клуб международного примирения в Доме дружбы на Фонтанке, встречалась с немцами, писала в Красный Крест. Потом нашла «Книгу памяти» по Тверской области, там - пропал без вести в июне 1943 года. А в военкомате выдали бумагу: умер в плену в декабре 1941-го.

«Мама ничего не узнала»

«Мы получили обмундирование. Нас отправили 23 сентября на фронт, направлением на Киев... Меня зачислили в стрелковую роту  - в пехоту. Едем мы воевать. Придётся домой вернуться или нет, не знаю» (из письма Степана Разумова).

Казалось, неразберихе не будет конца. Только в 2010 году Татьяна получила из Германии 11 листов сведений о лагере, где содержался Степан Разумов, о состоянии кладбища, где захоронен. С 2000 года центр «Саксонские мемориалы» в Дрездене проводит исследования о лагерях для советских военнопленных на территории Третьего рейха, предоставляет информацию о погибших. Так благодаря немцам - потомкам тех, с кем 4 года воевали наши предки, - Татьяна Степановна узнала правду. В персональной учётной карточке отца было записано, что его взяли в плен в Брянске 2 октября 1941 года и с 10 ноября он находился в концлагере в г. Бад-Зульца.

- Мама так ничего и не узнала, - плачет Татьяна Степановна. - Умерла в феврале 1980-го, а за 3 года до этого только паспорт получила. Они с отцом поженились 23 января 1930 года и в 1980-м могли бы отметить золотую свадьбу...

«Бессмертный полк» Степана Разумова.
«Бессмертный полк» Степана Разумова. Фото: Из семейного архива

В июне 2014-го завершилось главное дело жизни Татьяны Александровой: она с внучкой посетила Бад-Зульца - теперь курортный городок в Тюрингии. Как попал отец в плен, как выживал - ответов на эти вопросы она уже не получит никогда. Но знает: Степан Разумов умер от брюшного тифа. Рядом с немецким кладбищем братское советское захоронение, где можно поставить свечи, положить цветы. Оба погоста ухожены, реставрируются.     

- Умерших от брюшного тифа немцы заворачивали в бумагу и складывали в одно место. Они сохранили все документы о пленных. Простые жители Бад-Зульца не только пригласили нас к себе на обед, но и разыскали архивариуса концлагеря Шталаг IX C, чтобы мы могли пообщаться. 

В годы Второй мировой здесь было несколько концлагерей. На память о страшном периоде остались вышка для охраны, два камня, столбики с выбитыми надписями, информация о том, где жили и работали военнопленные. И обелиск с красной звездой и гербом СССР на кладбище.

К сожалению, переживания и долгие поиски отца сказались на здоровье Татьяны Степановны. Полтора года назад врачи диагностировали у неё рак молочной железы 4-й степени. Операция невозможна... 

- Я не падаю духом. Дочь и сын планируют проехать на машине тем маршрутом, которым прошёл их дед. У меня 4 внука. Каждый год участвую в акции «Бессмертный полк». Да, побывать в Германии больше не смогу. Но счастлива, что нашла могилу отца. Хотя бы и через полвека...

Материал подготовлен: www.aif.bywww.aif.ru

Загрузка...
Загрузка...

REDTRAM
NNN
Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета

Актуальные вопросы

  1. Почему муж жалуется на меня своей маме?
  2. Как оплатить колобайк?
  3. Что делать, если после укуса пчелы сильно распухла нога?
REDTRAM
NNN

Новое на AIF.by