0 604

«Кароль массажа». Наша рубрика «Судьбы» изменила жизнь читателей и героев

Бывший детдомовец кончиками пальцев лечит людей.
Бывший детдомовец кончиками пальцев лечит людей. © / Надежда Уварова / АиФ

В доме старухи Иды Молнар до самой её смерти в феврале 2019-го висела среди портретов родных и близких выцветшая карточка. На ней усталая молодая женщина с опущенными уголками губ, грустный мальчик в рабочей курточке... Белёсые заломы вдоль и поперёк снимка - там, где его сложили несколько раз и, видимо, спрятали, убрали с глаз долой, чтобы ничто не напоминало. Следы, которые потом расправили, когда вставляли фото в рамку...

Из всех детей Иды лишь младший, Юра, знал, кто этот мальчик на фотографии рядом с матерью: четвёртый сын, родной брат... В день похорон Иды Молнар по дороге с закарпатского кладбища Юра нарушил обещание, данное ей много лет назад, — и из Украины в мгновение потянулась ниточка к нам в Челябинск. Через редакцию «АиФ». Люди искали людей.

кароль
Эта фотография одна из немногих, что напоминают Карлу о детстве и маме. 

На кончиках пальцев

А в это время за Уралом ничего ещё не подозревающий Кароль (но обычно звали его сокращённо — Карл) Молнар, круглый сирота, известный в городе массажист и местный «селфмейдмен» — человек, сделавший свой успех сам, толкал входную дверь городской поликлиники. За ней его ждали благодарные пациенты и такая обжитая и привычная за 50 с хвостиком лет жизнь, в которой у него никого не было и нет — кроме работы, двух своим трудом заработанных квартир и мечты скопить к старости на домик у моря. Жизнь, в которой он настолько высоко поднялся из своего «ничего» (выпускник детдома, расположенного в одном из маленьких крымских городков, потом, шаг за шагом, — студент техникума, маляр по первой профессии, больничный санитар без профобразования, кола, двора и протекций...), что ему посвятил целую полосу «АиФ» в Челябинске». В этом городе Карл, не связанный никакими обязательствами, кроме данного себе слова выбраться в люди, осел в последнее время.

«Уже в первые месяцы практики от медицинского училища (главврач крымской больницы дал хорошую характеристику) Кароль понял, что „чувствует“ человеческое тело, — писал в 2016 г. челябинский „АиФ“ о достижениях своего земляка в статье „Кароль массажа. Как бывший детдомовец кончиками пальцев лечит людей“. — Что, например, если у пациента болит шея, то надо массировать не её, а чуть ниже, грудной отдел позвоночника, проблема кроется именно там. Опыта пока не было. Но после массажа Карла-самоучки людям становилось легче. В конце 1980-х наступили самые тяжёлые времена. Главврач собрал коллектив и сообщил: финансирования почти нет, зарплату вам платить нечем, пишите заявление на отпуск без содержания с октября по апрель, в мае жду на работу. Кароль вспоминает эти дни как самые сложные в жизни. Денег не хватало даже на еду. И он вспомнил, как несколько лет назад познакомился с пожилой женщиной из Челябинска и она пригласила его на Урал: мол, руки у тебя золотые, устрою в больницу». К славе Карл, руки у которого и правда золотые, был равнодушен. Тот текст висел почти незамеченным в сетях Интернета с 506 просмотрами... До того самого момента, когда на родине «Кароля массажа» не умерла 79-летняя Ида Молнар.

И сейчас уже с уверенностью можно утверждать, что, если бы не статья в нашей традиционной рубрике, ничего в судьбах четверых детей Иды не поменялось бы уже никогда. Потому что 507-м человеком, прочитавшим статью «Кароль массажа», была Офелия Оганесян, в девичестве Молнар.

Дети Иды

А ведь они ждали этого, мечтали, надеялись... И Кароль, который как-то, поднакопив, сел на поезд — и поехал в Закарпатье. В своё родное село, где сколько-то лет прожил с мамой, пока не оказался в детском доме. Увидел там единственное знакомое лицо — старую председательницу сельсовета, но так ничего и не выяснил, никого не нашёл... И Офелия, дочь Иды, в тот же час, как услышала от младшего брата Юрия о том, что этот мальчик в рабочей курточке со старого портрета - их родной, четвёртый брат, без колебаний бросилась на поиски этого безымянного ребёнка, который, конечно, из той курточки наверняка уже вырос, но должен же он где-нибудь быть на Земле.

Поиски привели Офелию в родное село матери, где единственной, кто мог бы что-то знать об Иде Молнар, была давно вышедшая на пенсию председательница сельсовета, которая вспомнила, что с тем же вопросом об Иде несколько лет назад к ней приезжал какой-то массажист из России с фамилией как раз той, Идиной... Так Офелия нашла Кароля, нашла в тот же день. Потому что три года назад журналист челябинского «АиФ» дала статье о достижениях земляка правильное название — «Кароль массажа».

«Я просто вбила в поисковик два слова — „массажист“ и „Молнар“ — и сразу узнала брата на фото в газете, он так похож на Юру и Женю», — держится за сердце Офелия, которая вместе с Юрой и Женей мечтает теперь встретиться с Карлом и вспоминает, вспоминает, складывает картины в узор...

Вспоминает, как мама хранила молчание о помятой фотографии на стене. Как от начала и до конца в такой же тишине смотрела все выпуски программы «Жди меня» - с прямой спиной и сжав ладони. Слушает рассказы старшего, Юры, о том, что однажды Ида получила письмо от Карла, где он просил прислать ему в детский дом «канцервы» — голодно там детишкам было. Допытывается у 82-летней Идиной сестры Матильды, как же всё могло произойти... Но Матильда лишь помнит, что в 1960-х голодно было и трудно, что работала Ида дояркой в селе недалеко от Кировограда, что детей своих, рождённых от разных отцов, называла их именами. Может, чтобы не забыть: и вот Женя — Евгеньевич, а Карл — Карлович, по отцу-венгру, Офелия только Генриковна. Может, в честь шекспировских трагедий, которым нипочём ни времена, ни границы, ни война и ни мир и которые могут разыгрываться вот так — прямо на страницах нашей газеты?

Братья и сёстры

Теперь детям Иды — через годы, расстояния — предстоит встреча. Женя, Юра и Офелия работают сейчас вахтовым методом в Европе. Они так же, как и Карл, пытаются заработать копейку, ждут звонков от детей и внуков, тоскуют в своём Закарпатье по неведомому «королю массажа», в которого превратился маленький мальчик со старой фотографии. И уже думают, чем накормят нового брата, просившего маму выслать «канцерву», — украинское сало, хамон... А одиночка городских джунглей, Карл Карлович Молнар из Южного Урала, предстоящей встречей шокирован. И пока не знает, как это — быть братом в семье, своим — для чужих. Он всё тот же грустный мальчик с фотографии, который как будто всё наперёд уже знает про боль и разлуку, — взрослый человек, который не может забыть своего детдомовского детства и перестать обижаться... Рана, которую не залечат даже самые чуткие пальцы, но смогут отогреть родные. Если дать им шанс.

И эта история даёт большую надежду всем людям, всем братьям.

Загрузка...
Загрузка...

REDTRAM
NNN
Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета

Подписка в 2020 году

Актуальные вопросы

  1. Как будут расти цены на ЖКУ в следующем году?
  2. Чем симпатия отличается от эмпатии?
  3. Что делать, если любые попытки поговорить с мужем заканчиваются ссорой?
REDTRAM
NNN

Новое на AIF.by