Ольга Гражина 0 4372

Жемчужные россыпи. Леонид Гайдай не давал жене званий. Кроме одного

Настоящая жена режиссера, как известно, должна уметь варить борщи, забивать гвозди, вкручивать лампочки, а еще возить мужа на съемки. Разумеется, все это - в свободное время: главная же ее обязанность - вдохновлять его и служить музой.

Красавиц режиссер снимал много. Но единственной для него оставалась жена.
Красавиц режиссер снимал много. Но единственной для него оставалась жена. © / Фото из открытых источников

Именно такой была Нина Гребешкова для Леонида Гайдая. А он был ее большим ребенком.

Все - в копилку

Точнее говоря, он вообще был ребенком - всю жизнь, даже повзрослев. О, это незабвенное школьное: «Он у нас умненький, но вечно витает в облаках». Вспомнили? Ну вот, это в точности про Леонида Гайдая. Рассеянный, застенчивый, но с неподдельным детским любопытством озиравшийся по сторонам, он подмечал, выхватывал из окружающего мира и бережно укладывал в свои картины, как в коробочки, самые удивительные «штуковины», мимо которых иной человек равнодушно прошел бы мимо. Так, все сюжеты, сцены и фразы для своих фильмов Леонид Иович брал из жизни. Наверное, поэтому они и «пошли в народ»: «Сеня, по-быстрому объясни товарищу, почему Володька сбрил усы», «Слушайте, я не узнаю вас в гриме», «Птичку жалко!»…

Или вот еще история. Будущий король комедии, как известно, в первые же дни войны, только окончив школу, попросился добровольцем на фронт. С первого раза парня не взяли из-за юного возраста. Тогда Гайдай отправился работать в Иркутский драмтеатр осветителем, где впервые осознал, чем хочет заниматься. Через год Гайдай добился, чтобы его призвали, - и был в бешенстве, когда узнал, что его часть едет глубоко в тыл, в Монголию. Когда военком набирал солдат в различные части, Гайдай на каждый вызов отвечал: «Я!». Офицер не выдержал и одернул молодого бойца: «Да подождите вы! Дайте огласить весь список!». Позднее эту фразу узнала вся страна…

Фильмы режиссера можно цитировать бесконечно, что многие и делают. При этом мало кто знает, какой ценой давалось Гайдаю творчество. За «антисоветчину» его не только отчисляли из института, но и увольняли с «Мосфильма». Жесткая цензура «резала» и запрещала его работы, находя в них пародию на власть. Он приходил домой расстроенный, но всегда находил поддержку и утешение у жены Нины.

Она, кстати, была еще одним из неиссякаемых источников гайдаевских «перлов». Например, актриса не раз повторяла мужу: «Ты такой доверчивый» - потом эту трогательную фразу зрители услышали и на экране, от жены Семена Семеновича Горбункова в «Бриллиантовой руке».

Эта роль стала одной из самых ярких для Гребешковой. Она так убедительно сыграла любящую супругу героя Юрия Никулина, что зрители «поженили» актеров и в жизни. Но о романе на стороне ни Леонид Иович, ни Нина Павловна и помыслить не могли: слишком они любили друг друга.

После роли в «Бриллиантовой руке» зрители «поженили» Нину с Никулиным и в жизни.
После роли в «Бриллиантовой руке» зрители «поженили» Нину с Никулиным и в жизни. Фото: Фото из открытых источников

«Давай поженимся!»

Когда режиссер вместе со своим соавтором Яковом Костюковским дорабатывали дома «Операцию Ы…», последний как-то спросил Гребешкову: «Ниночка, бывает ли у вас так, что, придя в незнакомый дом, испытываете ощущение, что здесь уже были?» Актриса тогда строго ответила: «Нет, не бывает. Я всегда помню, где я была, когда и с кем».

Эту фразу потом вложили в уста Лидочки, героини Натальи Селезневой. А сам режиссер был в молодости вылитым Шуриком. Как вспоминала Гребешкова, он и ухаживал точно так же: стеснялся, нелепо размахивал руками, читал стихи…

Они с Гайдаем познакомились еще во ВГИКе. Поначалу она его ужасно стеснялась: все-таки восемь лет разницы в возрасте, у него за плечами фронт, а она - обычная студентка, пусть и с небольшим уже опытом в кино. Близкое знакомство началось, когда Гайдай пригласил Нину в свою студенческую постановку «Отец Горио».

С другими артистами он репетировал днем, а Гребешковой назначал время на вечер - чтобы была возможность проводить девушку до дома. Она жила в центре Москвы, он - в общежитии за городом. Часто Гайдай не успевал на последнюю электричку и ночевал на вокзале. Во время одного из таких провожаний Леонид и сделал предложение - неожиданно для Нины произнес: «Ну что мы с тобой все ходим, ходим? Давай поженимся!»

 юности Гайдай был вылитый Шурик. И ухаживал так же смешно: мялся, стеснялся, читал стихи…
юности Гайдай был вылитый Шурик. И ухаживал так же смешно: мялся, стеснялся, читал стихи… Фото: Фото из открытых источников

Друзья удивлялись их паре: серьезный, молчаливый, мучительно застенчивый Леонид и веселая, озорная болтушка Нина. Она была намного ниже его, и, как сама вспоминала, еще перед свадьбой супруг ей в полушутку сказал: «Большую женщину я не подниму. А маленькую всю жизнь буду носить на руках».

Поначалу молодые ютились у Нины в «коммуналке». В другом углу, за шифоньером, жили родители, а в третьем - братья актрисы. Но бытовые трудности Нину не пугали. И это к счастью, потому что Леонида Иовича они приводили в настоящий ужас - и тут уж было не до смеха.

«Дома Гайдай вообще шутил редко, вопреки сложившемуся о нем мнению как о неисправимом шутнике. Весь свой юмор он вкладывал в свои картины. В общении он был очень галантен, но сдержан. Например, Леня никогда мне не признавался в любви. Когда я его спрашивала, любит ли он меня, отвечал: «Нинок, любовь не в словах, а в поступках», - говорила Нина Гребешкова.

Все ведение домашнего хозяйства, от покупки еды до ремонта машины, лежало на ней. Друзья смеялись, что Гайдаю проще написать сценарий, чем забить гвоздь. Она отказывалась от ролей у других режиссеров и ездила с мужем во все экспедиции, чтобы ухаживать за ним, готовить обеды, следить, чтобы он ничего не забыл и не потерял, как это часто бывало, а заодно играть в его фильмах небольшие роли.

Однажды, когда они уже жили в отдельной квартире и Нина, устав от бытовых хлопот, сообщила, что устала и уезжает отдыхать, режиссер пришел в ужас. «Я без тебя не смогу, погибну», - признался он тогда. Разумеется, Нина Павловна никуда не уехала.

Большая роль

Свою супругу Гайдай в благодарность снимал часто. Но главных ролей ей не давал - считал, что неэтично «продвигать» жену. Будучи председателем тарификационной комиссии, даже вычеркивал ее из списков на звания - неудобно: коллеги скажут - мол, все понятно, дал звание жене. Как-то, готовясь к съемкам «Кавказской пленницы», он «порадовал» супругу заявлением: «У тебя будет большая роль». Это, как оказалось, была крохотная роль врача-психиатра, запомнившаяся зрителям по очередной крылатой фразе: «А где у нас Наполеон?».

Впрочем, красавиц в его картинах, как известно, и так целая россыпь. «Он любил всех своих героинь - наслаждался эксцентричностью Селезневой, прелестью Варлей... И я не ревновала, а как бы влезала в его шкуру. Я ему все разрешала, - вспоминала Гребешкова. - Он очень любил красивых женщин. Но издалека - из-за своей застенчивости».

При этом единственными женщинами в жизни Гайдая оставались его супруга и дочь Оксана, которая родилась в 1957 году. «Незадолго до своего ухода Леня сказал: «Знаешь, Нинок, я очень перед тобой виноват». Я напряглась: ну, думаю, сейчас начнет поверять мне какие-то свои мужские истории, а мне они совсем неинтересны. Но он заговорил о другом: «Я ведь не сделал для тебя ни одной картины», - рассказывала Нина Павловна.

Гайдая не стало в 1993 году. Он умер в больнице от тромба в легочной артерии на руках у жены. «Я рада, что Леня ушел первым, - призналась Нина Гребешкова. - Если было бы наоборот, он бы не справился. Для меня он не умер, а просто вышел на минутку...»

Ольга ГРАЖИНА

Загрузка...
Загрузка...

REDTRAM
NNN
Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета

Подписка в 2020 году

Актуальные вопросы

  1. Опасны ли блютуз-наушники?
  2. Как часто следует стирать постельное белье?
  3. Как побороть в себе чувство обиды, которое не проходит годами?
REDTRAM
NNN

Новое на AIF.by