Анна Крючкова 0 4468

Роддомы были моргами. Из истории открытия асептики

Беларусь входит в число стран с самой низкой материнской смертностью. Для нас смерть в родах - некий пережиток прошлого. Однако в XVIII-XIX веках родильная лихорадка, косившая ряды рожениц, была такой же напастью, как сегодня рак или СПИД.

Родильная лихорадка сопровождалась наибольшей смертностью.
Родильная лихорадка сопровождалась наибольшей смертностью. © / АиФ

Беларусь входит в число стран с самой низкой материнской смертностью. Для нас смерть в родах - некий пережиток прошлого. Однако в XVIII-XIX веках родильная лихорадка, косившая ряды рожениц, была такой же напастью, как сегодня рак или СПИД. Остановил эту печальную тенденцию, по сути, один человек - венгерский врач-акушер Игнац Филипп Земмельвайс. И хотя у этой истории хороший финал, она весьма трагична.

Анатомический детектив

Исследователь биографии Земмельвайса Франтишек Пахнер приводит такие данные о масштабах родильной лихорадки в XIX веке: «За 60 лет в одной только Пруссии от родильной лихорадки умерли 363 624 роженицы, то есть больше, чем за то же время от оспы и холеры, вместе взятых... Смертность в 10% считалась вполне нормальной, иначе говоря, из 100 рожениц 10 умирали от родильной лихорадки… В Пражской акушерской клинике от родильной лихорадки умерли: в 1848 г. - 37,36% рожениц, в 1849 г. - 45,54% рожениц, в 1850 г. - 52,65% рожениц.

Из всех заболеваний, подвергавшихся тогда статистическому анализу, родильная лихорадка сопровождалась наибольшей смертностью». При этом среди тех, кто рожал дома, такой смертности не наблюдалось.

30-летний врач Игнац Филипп Земмельвайс, окончивший Венский университет, в 1846 году начал исследовать причины этой повальной смертности среди рожениц. Больница, где он работал, была разделена на две половины. В одной практиковались студенты, в другой работали акушерки. В клинике, где проходили практику студенты (там же работал Земмельвайс), смертность стабильно была намного выше, чем в клинике, где работали акушерки. Пытаясь выяснить, что за этим стоит, врач стал перебирать различные составляющие, работая с практическими и статистическими данными. Санитарные условия, медицинские процедуры, проветривание - все было одинаковым. За исключением одного: акушерки отрабатывали свое мастерство на муляжах, а студенты - на трупах в анатомических театрах и прозекторской. Совпадение или провидение - неожиданно умер друг Игнаца, профессор судебной медицины Якуб Колетшка. Уже близкий к разгадке Земмельвайс тщательным образом изучил протокол вскрытия его трупа. Симптомы у доктора были идентичны симптомам у умирающих матерей. Как это возможно, чтобы у доктора-мужчины появились те же симптомы, что и у рожениц? Земмельвайс начал восстанавливать события последних часов жизни друга и обнаружил, что тот вскрывал труп. Что-то попало в его рану и убило его? Врач сопоставил факты и сделал ошеломляющее открытие: инфекцию заносили из патологоанатомического отделения больницы. В клинике, где отмечалась высокая смертность, доктора принимали роды после того, как вскрывали трупы в морге!

После этого он предложил своим сотрудникам обеззараживать руки в хлорном растворе. И смертность среди рожениц уменьшилась в 7 раз!

Врачебная трагедия

В сущности, Земмельвейс открыл не только основы асептики, но и тот факт, что людей заражают микроорганизмы. Сегодня нам трудно в это поверить, но в то время бытовало мнение, что люди заболевают из-за миазмов. Этим словом до середины XIX века обозначались обитающие в окружающей среде «заразительные начала», о природе которых ничего не было известно. Считалось, что, испаряясь из очагов своего образования, миазмы проникают в воздух и таким образом попадают в организм человека, вызывая в нем болезнь.

Это было революционное и обличительное открытие. Получалось, что причиной смертей рожениц были сами врачи, не моющие руки после занятий с трупами. Как писал в письме один из учеников Земмельвайса, «студенты от анатомического театра переходят улицу, вытирая руки, еще влажные от крови, носовыми платками, и прямиком идут обследовать рожениц».

Директор клиники доктор Клейн запретил Земмельвайсу публиковать статистику уменьшения смертности при внедрении стерилизации рук, посчитав такую публикацию доносом. Земмельвайса изгнали с работы, не продлив договор, и ему пришлось уехать из Вены в Будапешт. Его теория подверглась критике и неприятию.

Поначалу Земмельвайс пытался информировать врачей о новом методе профилактики родильной горячки деликатным путем - через письма. Игнорировали. Обобщив свой 15-летний опыт, в 1861 году он написал книгу «Этиология, сущность и профилактика родильной горячки». Та же реакция.

После этого он уже не стеснялся в выражениях в письмах к наиболее видным своим противникам. В одном из них были такие слова: «...Кто виноват в том, что через пятнадцать лет после появления теории предупреждения родильной лихорадки рожающие женщины продолжают умирать? Не кто иной, как профессора акушерства...»

Не сложно представить, что чувствует человек, который знает, как можно спасти тысячи жизней, но наталкивается на стену непонимания и преступного тщеславия коллег. Доктор Земмельвайс лишился рассудка. В середине 1865 года он был помещен в психиатрическую больницу в Вене, где вскоре умер в возрасте 47 лет. Это цена открытия, которое было признано лишь через три десятка лет после того, как было сделано. До этого родильные дома в Европе практически становились кладбищами в течение 200 лет.

Загрузка...
Загрузка...

REDTRAM
NNN
Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета

Актуальные вопросы

  1. Чем сейчас занимается балерина Татьяна Шеметовец?
  2. Можно ли выиграть суд у МВД?
  3. Сколько Беларусь планирует заработать на продаже картошки?
REDTRAM
NNN

Новое на AIF.by