Ольга Шаблинская 0 20484

Владимир Меньшов: «Веру до конца я так и не узнал»

Известный режиссёр и актёр рассказывает «АиФ» о том, почему жена дома забивает гвозди, а он сам стоит у плиты.

Юлия Меньшова, Вера Алентова и Владимир Меньшов.
Юлия Меньшова, Вера Алентова и Владимир Меньшов. © / Илья Питалев / РИА Новости

«Мы — это две разные цивилизации»

Ольга Шаблинская, «АиФ»: — Когда мы с Верой Валентиновной Алентовой делали интервью, она рассказала: «Нам с Володей очень комфортно молчать вместе. А дальше я задаю какой-то вопрос. А он как закричит! Оказывается, в этот момент он мучительно выстраивал в голове диалог. И я его отвлекла. Всё-таки мужчина и женщина — два разных мира». Вы согласны с женой, Владимир Валентинович?

Владимир Меньшов: — Не просто два мира. Мужчина и женщина — две совершенно разные цивилизации!

Притом как тесно переплетены эти две цивилизации, мужская и женская, они из совершенно разных институций устроены.

— Нет. Когда Льва Толстого спросили, что он думает о женщинах, тот ответил: «А вот стану на край могилы, скажу, прыгну в гроб — и накроюсь крышкой». Писатель это в сердцах сказал, конечно. Про слабый пол он много знал.

Но всё равно до конца мужчине женщину невозможно узнать. А то, что женщины знают про самих себя, — это всё тем более неправда. И так называемые женские романы, женские фильмы я не люблю — они не отражают женщину.

Мужчины лучше рассказывают о женщинах — точнее, правильнее, беспощаднее. Самые пронзительные произведения про прекрасный пол написаны мужчинами. Загадка сия великая есть!

— Кстати, про любовь. Как вы считаете, создание счастливой семьи — это работа или везение, что удалось встретить своего человека?

— Жизнь меня научила, что вопросы такого рода — когда бросаются в крайности, когда «либо — либо» — некорректны. А правильный ответ — переплетение «этого» и «того»! Конечно, встретить своего человека — везение. Но этот подарок свыше всегда надо подкреплять поступками. Например, не забывать сделать подарок любимому человеку ко дню рождения, придумывать какие-то праздники в семье. Это всё требует работы, которая поддерживает дар сверху.

С молотком дружбы нет

— А как у вас обстоят дела с работой домашней? Как распределены обязанности по дому? Меньшов может гвоздь забить?

— Если я начинаю что-то чинить, Вера меня тут же останавливает. Мол, ты только кино умеешь делать. И берётся сама за молоток.

С детства я приспособился матери помогать по дому — это тяжёлая была работа, тогда ещё печку углём топили. Уголь колоть я стал лет с 12. Но, когда я брался за молоток, отец (а он родом из рабочей семьи) его у меня отбирал. Его раздражало, как я неправильно всё делаю. Вместо того чтобы научить меня чему-то, делал это сам. Поэтому с гвоздями у меня дружба не сложилась.

— А Вера Валентиновна где научилась с молотком обращаться?

— Она в принципе очень рукастая. Пришить, связать, вышивку сделать, костюм соорудить — всем этим владеет в совершенстве. Этому мама её научила, тоже актриса. Если у Веры пауза в профессии, она начинает что-нибудь шить. Всё, что она покупала в жизни — хорошие платья, пальто, шубы, — обязательно перешивала. С Верой, кстати, очень любят работать портнихи в театре: она как встанет в платье, так и будет стоять, прямая, как стрела, 3–4 часа. А они вокруг неё колдуют.

Вера умеет всё, кроме готовки. Поэтому я научился очень хорошо готовить.

— А на какой месяц совместной жизни вы поняли, что пора осваивать азы кулинарии?

— Где-то на третий день. Когда Вера решила мне приготовить щи. Взяла пятилитровую кастрюлю и авторитетно сказала: «Нужно 200 граммов мяса». Говорю: «Маловато, наверное». Я сам не знал, сколько надо, но чувствовал, что этого мало. «200 граммов!» — отрезала она. Мы пришли в магазин, удивлённый мясник отрубил нам 200 граммов мяса. Это была их с Верой первая и последняя встреча.

После этих щей я сказал: «Спасибо, попробую приготовить сам». Понял, что не выживу с её кухней.

— Праздничный стол всегда на вас?

— Нет, теперь есть Юля. Дочь очень хорошо готовит, но у неё нет на это времени. Она в меня пошла: гвозди забивать не может, а на кухне всё умеет. При этом немножко шьёт, вяжет.

Наши праздничные застолья постепенно сдвигаются в сторону хорошего общественного питания. А шашлык можно пожарить на даче.

— Дача для вас отдушина?

— Я городской человек. И Вера городской, и Юля тоже. Таких людей, которые выходят в лес и задыхаются от счастья: «Боже, какая красота! Ой, какой воздух!» — в нашей семье нет. Дачу построил, больше следуя традициям. Мы с Верой сейчас вдвоём туда приезжаем с большим удовольствием — там тишина, покой. И день пролетает быстро.

— В вашей семье все самостоятельные творческие единицы. Критику в адрес друг друга позволяете?

— Критика бывает, и суровая. Как-то Вера пригласила нас с Юлей на свою премьеру. Потом мы сидели на кухне и делали разбор. Юля так Веру «полоскала», что даже внук, сидевший рядом (он тоже учится на артиста), её подталкивал: мол, что-то ты, мама, чересчур резко говоришь. Она ответила: «Ты думаешь, я обижаю маму? Нет, мы всегда так разговариваем». Смотрю: Вера действительно не обижается, а быстро впитывает всю эту критическую линию.

— Из внуков вам легче общаться с внуком или с внучкой?

— Внук уже взрослый парень, отрезанный ломоть. Про него лучше Юлю спросить, она держит контакт с обоими детьми. А внучка сейчас в переходном возрасте: на всё фыркает, всё ей не нравится. Это нормально для её лет. Честно говоря, люблю больше внучку. Девчонка — ну просто лапочка!

Загрузка...
Загрузка...

REDTRAM
NNN
Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета

Подписка


Актуальные вопросы

  1. Почему Беларусь на «Евровидении» не дала ни одного балла России?
  2. Можно ли воспользоваться системой Tax Free при вылете из Беларуси в Россию?
  3. Будут ли в новом сезоне участвовать новые команды в розыгрыше КХЛ?
REDTRAM
NNN

Новое на AIF.by