0 528

Табуретка на Полюсе, или Зачем белорусам Антарктида?

Что греха таить, понятие «Беларусь в Антарктике» звучит весьма необычно, почти фантастично, но это реальность наших дней.

На зимней рыбалке у тебя обязательно поинтересуются: «Клюёт или не клюёт?», «обрубят» со всех сторон, если увидят рядом с лункой хороший улов, и на следующее утро обязательно займут твое место.

В Антарктике такого случиться не может, потому что любителей подледного лова там очень и очень немного. Точнее, история сохранила лишь единственную фотографию из моря Спокойствия, на которой рыболов с удовольствием таскает одну рыбешку за другой.

Как звать коллегу по увлечению рыбалкой, установить пока мне не удалось, но я искренне преклоняюсь перед ним: снасти для зимней рыбалки он привез из Беларуси, и, пожалуй, это единственный случай, когда блесна и удочка пересекли множество морей и пару океанов, чтобы вырвать из уст хозяина заветное: «Есть поклёвка!»

Я по-доброму завидую полярнику, который благодаря своей страсти сделал далекий от нас континент ближе и понятнее.

Что греха таить, понятие «Беларусь в Антарктике» звучит весьма необычно, почти фантастично, но это реальность наших дней.

Табуретка на полюсе

- Мы точно на полюсе? – поинтересовался академик.

- Да, - ответил капитан, - сомнений нет, отсюда земная ось уходит точно на юг.

Академик захватил табуретку (как она  попала на ледокол, никто не ведал), спустился на лед и уселся на нее.

Почему?

- Я знал, что скоро на полюс начнут возить туристов, - рассказал мне академик Николай Сидорович Хлопкин, -  то есть полюс станет местом не экзотическим, а обычным. И можно будет на табуретке посидеть на нем…

Ученый посвятил свою жизнь созданию атомного флота, а потом первый поход  ледокола «Арктика» на Северный полюс стал и для страны, и для него  ярким событием.

Потом атомные ледоколы действительно стали туда возить туристов…

При новой встрече с ученым я спросил у него:

- А что будем делать с Южным полюсом?

Он разочаровал меня:

- Туда и на наших ледоколах не добраться…

- А судьба  табуретки? На полюсе осталась?

- Нет, пришлось отнести ее на борт ледокола – на ней ведь инвентаризационный номер был…

Этот эпизод и встречи с академиком Н.С. Хлопкиным я вспомнил, когда увидел фотографию, сделанную в Антарктиде. Ее показали мне в Академии наук Беларуси.

Председатель Президиума НАН Беларуси В.Г. Гусаков прокомментировал это так:

«В советских арктических экспедициях приняли участие 102 ученых из Беларуси. Исследования Антарктики в Республике Беларусь начали интенсивно и целенаправленно развиваться после 2005 года. Следует отметить неоценимую помощь российских полярников на всех этапах белорусской антарктической программы исследований. Важным этапом расширения регулярных  исследований в полярных областях Земли стало решение президента Республики Беларусь А.Г. Лукашенко о присоединении страны к Договору об Антарктике… Первая Белорусская антарктическая экспедиция  в составе Российской антарктической экспедиции была проведена в сезон 2007-2008 гг., в ходе которой  состоялось знаменательное событие – открытие первого сезонного лагеря на месте предполагаемого базирования Белорусской антарктической станции в восточной части Антарктиды вблизи российской станции «Молодежная».

Экспедиция на Белый континент теперь проходят регулярно. Полярников из Минска провожают торжественно. И они, естественно, оправдывают ожидания научного сообщества: комплекс  исследований  в Антарктиде расширяется. Это уже не только метеорологические наблюдения, зондирование атмосферы, изучение движения воздушных потоков, гляциологические эксперименты, но и глубокое изучение флоры и фауны. Оказывается, животный и растительный мир сурового континента весьма разнообразен, а потому очень интересен для биологов и ботаников.

Пока ученые Беларуси работают в Антарктиде по «временному графику». Но вскоре ситуация изменится: как только завершится строительство и обустройство базы у  горы Вечерняя,  ученые будут работать круглый год. Предполагается, что зимовать в Антарктиде будут постоянно 10-12 человек. Они будут проводить комплексные исследования, в том числе используя данные, получаемые с искусственных спутников Земли, созданных в России и Беларуси. Конечно же, станция в Восточной Антарктиде создается с помощью российских коллег – это еще один крупный проект, который осуществляется общими усилиями ученых двух государств.

Любителям зимней рыбалки сообщаю секрет: в море Содружества  ледянка хорошо ловится на «чёртика с красным хвостиком»… Коллеги - любители зимней рыбалки поймут, о чем идет речь, ну а сторонним знать это необязательно…

Да, кстати, надо иметь в виду, что в Антарктике наша «зима» - это «лето»…

Антарктида – это еще один «спутник»

Ученые Беларуси всегда искали свои пути в науке, позволяющие опередить всех остальных и стать лидерами. Инициатором именно такого подхода стал в свое время легендарный руководитель Республики П. Машеров. «Только у нас, и больше нигде!» - его лозунг, который помог ученым Беларуси стать лидерами в разных областях науки и техники. И с той поры вот уже добрых полвека они не отступают от этого принципа. И новый лидер республики А. Лукашенко не стал уничтожать это «советское прошлое», как это случилось в остальных странах, а бережно отнесся к традициям своей науки. Это и позволяет говорить сегодня об «интеллектуальной экономике» в Беларуси, которая базируется на достижениях современной науки.

А она слагается из разных компонентов.

Однажды в Якутии было устроено необычное соревнование. На старт вышли японские, американские и белорусские самосвалы. С большим преимуществом победу одержали машины из Минска. Им не страшны  сибирские морозы, они неприхотливы в эксплуатации. Да и по грузоподъемности в два  с лишним раза превосходят своих соперников. Японцы, любящие поэтические сравнения, сказали так: «Создать такую машины равнозначно тому, чтобы впервые подняться на Эверест».    

Другая «вершина» науки – создание  спутника для исследования природных ресурсов Земли. Нет, это не удовлетворение амбиций – в республике прекрасно понимают, что именно космические  и ядерные технологии позволяют развиваться науке стремительно. Это одна из причин того, что в Беларуси строится одна из самых современных атомных станций. И происходит это совсем рядом с границей Литвы, где АЭС закрывается…

Создаются новые лазеры и роботы, электромобили и портативные суперкомпьютеры, уникальные лекарства и материалы - все это в арсенале науки Беларуси. На втором съезде ученых, который состоялся в декабре 2017 года, об этих достижениях говорилось много и подробно.

Минувший год был «Годом науки» в Беларуси.

А России он был назван «Годом кризиса в науке». Речь шла чуть ли не о ликвидации Академии наук. Потребовались невероятные усилия от ученых и власти, чтобы избежать катастрофы.

«Берегите Академию, не трогайте ее, помогайте ей» - с такими словами к В. Путину обратился А. Лукашенко. Не знаю, обратил ли внимание на этот призыв наш президент, но РАН удалось отстоять…

Но причем здесь Антарктида?

Оказывается, она имеет прямое отношение к взаимодействию ученых России и Беларуси. И мне это удалось выяснить в одном из институтов в Минске.

Лазерный луч пронзает небо…

Если поднять голову и посмотреть вверх, то сразу же понимаешь, насколько сложен, непонятен и прекрасен мир, именуемый атмосферой. Несутся куда-то облака, выстроенные в линии или закрученные кудряшками, вырывается из-за них солнце, потом обрушивается нежданно дождь и, наконец, распахивается во всю ширь неба бесконечная синева.

Неповторимая красота и вечная тайна!

Как раз эту тайну и пытаются раскрыть физики, что живут и работают в тысячах километрах друг от друга, но уже многие годы считают себя друзьями.

«Радость видеть и понимать есть самый прекрасный дар природы», - утверждал Альберт Эйнштейн.

Наверное, это единственный  дом в Минске, где каждое утро, чтобы начать работу, «делают дырку в крыше».  Литературный образ принадлежит кандидату физико-математических наук Анатолию Павловичу Чайковскому, который  и командует той самой лазерной установкой, для которой требуется  «дырка» в крыше Института физики имени Б.И. Степанова.

Сначала показалось, что лазер – это грозное оружие.  Ученые начитались фантастических романов о всепроникающем и всё уничтожающем  огненном луче и решили, что могут сделать нечто подобное. Тем более что за дело взялись нобелевские лауреаты Н.Г. Басов и А.М. Прохоров. 

Один из ближайших соратников ученых вспоминает:

«Карибский кризис заставил лучшие советские умы задуматься о применении боевого лазера для противоракетной обороны. Именно такое предложение они направили в ЦК КПСС.

«Верхушке» идея ученых понравилась. Так в 1966 году и вышло постановление о начале работ по созданию боевой лазерной установки, способной поражать боеголовки вражеских баллистических ракет. Проект получил название «Терра-3». Возглавил проект Н.Г. Басов. Работа над созданием боевого лазера закипела.

Если боевым лазером можно взрывать вражеские ракеты, почему бы не сбивать им самолеты или не атаковать другие цели? Именно таким вопросом задались в Минобороны практически после запуска проекта «Терра-3». Так, вскоре появился проект «Омега», целью которого было создание лазерной системы противовоздушной обороны. Академик А.М. Прохоров был назначен руководителем проекта «Омега».

В эти годы мне несколько раз доводилось встречаться и беседовать с ученым. Естественно, разговор шел только о мирном использовании лазеров. Академик сразу же увлекался и рассказывал о широком использовании новой техники в самых разных областях нашей жизни. Конечно же, ни слова о боевых лазерах! Это, пожалуй, единственный раз, когда он нарушил свой принцип: «Если не знаешь, что сказать, говори правду». Ведь вскоре после начала проекта «Омега» стало ясно, что невозможно создать лазерные  пушки, которые будут сбивать самолеты. И, в частности, это подтвердили сугубо мирные исследования, которые велись в Томске и Минске, где с помощью лазерных лучей зондировали атмосферу. Оказалось, что она слишком непредсказуема и сложна – пробить ее лучом лазера очень и очень непросто…

Полвека прошло с той поры. И вот сейчас я уже на новом этапе развития   лазерной техники невольно возвращаюсь в прошлое.

Беседу с Чайковским   начинаю издалека:

- Почему вы занимаетесь лазерами?

- Исторически наш институт сформировался как оптический. Потом появились лазеры, и они стали одним из основных направлений развития. Проблема  использования их для исследования окружающей среды – одна из актуальных. Как только появились лазеры, стало понятно, что появился уникальный инструмент, который позволяет «видеть» состояние атмосферы гораздо лучше, чем раньше. Приложений множество. Но если раньше загрязнение атмосферы было где-то на втором плане, то постепенно эта проблема стала актуальной. И, пожалуй, самой главной. Это ведь экология планеты!.. В последнее время мы занимаемся одной крупной проблемой – это мониторинг трансграничного переноса загрязнений в  Беларуси. Лазер – это дистанционный метод. Он хорош тем, что позволяет нам видеть на больших пространствах. Другие способы  не проходят. Перенос  загрязнений происходит не в приземном слое, а значительно выше – от пяти километров до тридцати.  Только лазеры дают возможность следить за этими процессами. Это крупная  работа, которую мы ведем с российскими коллегами.

- Вы изучаете истоки загрязнений атмосферы? И не только в Беларуси?

-   Дистанционный мониторинг стал насущной проблемой для всей Европы. Я имею в виду знаменитые экологические рамочные программы. Две технологии существуют, которые позволяют получать достоверную информацию об атмосфере. Одна – это спутниковые, а вторая –  наземные дистанционные измерения. В общем, нужна единая сеть. Один лазер  дает локальную информацию, но не общую картину.

- А что измеряется?

- Примеси атмосферы – газовые и аэрозольные. Откуда эти вещества  появляются, откуда пришли, сколько их. Ясно, что необходимо моделирование переноса, то есть требуется комплекс исследований. Такая лазерная  европейская сеть  в рамках пятой рамочной программы была создана в 2000 году. Мы были единственной группой от СНГ, которая работала в этом проекте. Это естественно, так как лазерным мониторингом мы начали заниматься  в начале 90-х годов… А европейская программа продолжалась, за 17 лет    сеть из экспериментальной трансформировалась в комплексную сеть мониторинга окружающей среды на европейском пространстве. Теперь она стала настолько большой, что  уже не вмещается в рамки исследовательской программы. Сейчас последний этап ее –  «Горизонт-2020». Думаю, что на этом будет завершаться ее история.

-  «Горизонт-2020» - что это?

- Программы эти финансируются ЕС. «Горизонт-2020» должен подвести черту над многолетними исследованиями, показать, какую аппаратуру и какие методы нужны в будущем.  Это очень большой проект, на него выделены очень приличные средства. В проекте участвует порядка 40 стран, и мы в том числе. Мы все время оставались восточной границей этой системы.

- А что завтра?

- Новый проект. Это кооперация стран по формированию новой  системы.  У нас будут две станции:  одна в регионе Минска, вторая - в Антарктиде.   Там мы создали систему мониторинга атмосферы и земной поверхности - в общем, комплексную систему. Антарктида - это образец чистоты, что важно  для калибровки спутниковых данных. По содержанию аэрозоля там приблизительно в десять-двадцать раз чище, чем  у нас в Минске, хотя воздух у нас считается чистым.

- Надо переселяться в Антарктиду!

 - Если  вы сможете выдержать морозы под пятьдесят градусов… Снег там, можно сказать, идеально чистый. То есть никаких отложений. Значит,  наша сеть, которая формируется,  будет заниматься проблемами загрязнения атмосферы и поверхности. Мы будем отслеживать динамику загрязнений - это одна из наиважнейших проблем для среднеазиатской части. Как и таяние ледников, конечно,  запасы воды в них. Аналогичная ситуация и с Арктикой. Проблема загрязнений планеты комплексная. Задача не только техническая и научная, но есть и  гуманитарное приложение. Я имею в виду экономические аспекты. И изменение образа жизни местного населения.

 - Проект, безусловно, международный…

- Проблем с Россией у нас нет – мы единомышленники. А раз так, то, убежден, и этот грандиозный проект мы осуществим! Кстати, программа Союзного государства как раз и предусматривает осуществление подобных проектов – необходимые средства для этого предусматриваются и выделяются.

…Покидая Институт физики им. Б.И. Степанова, я подумал о том, что самые дерзкие мечты первооткрывателей лазера осуществляются в полной мере. К счастью, не в тех военных областях, где им приходилось работать, а на благо всех людей. Не сомневаюсь, будь среди нас сегодня академик А.М. Прохоров, он обязательно включился бы в новый проект: разве не заманчиво объединить Антарктиду и Беларусь, Арктику и Китай,  Россию и десятки других стран, которые мечтают о том, чтобы над ними всегда было чистое небо…

Владимир ГУБАРЕВ, Москва - Минск

Загрузка...
Загрузка...

REDTRAM
NNN
Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета

Подписка в 2018 году


Актуальные вопросы

  1. Правда ли, что алкоголь — одна из основных причин варикоза?
  2. Почему нельзя худеть к Новому году?
  3. За что могут отстранить от работы?
REDTRAM
NNN

Новое на AIF.by