0 216

Татьянин век. Фельдшер из Петербурга отмечает именины и столетний юбилей

25 января всех Татьян по­здравляют с именинами. А Татьяну Орлову, жительницу Санкт-Петербурга, - ещё и с вековым юбилеем.

После войны Татьяна (в центре) долго работала в сельской больнице.
После войны Татьяна (в центре) долго работала в сельской больнице. © / АиФ

В том, что её назвали именем святой мученицы Татьяны, нет ничего особенного - раньше в деревнях так обычно и поступали, имя новорождённому давали по церковному календарю. Но многие ли из её сверстниц, ровесниц революции, дожили до ста лет? После всего, что выпало на их долю, - голода, разрухи, нескольких войн, ре­прессий...

- Что вы! - машет на меня рукой Татьяна Семёновна. - Вам сейчас куда сложнее живётся.

И видя моё недоумение, поясняет: «Да, вы и сыты, и одеты. Да, не приходится ночевать в землянке или бомбоубежище. Но в наше время мы все были сплочёнными, поддерживали друг друга. Даже в самые сложные периоды я знала, что меня не бросят, не оставят, помогут - друзья, соседи, знакомые. Чужая беда была общей бедой. А сейчас? Живёте каждый в своей норке и часто не знаете, что творится за дверями квартир даже на одной с вами лестничной площадке».

Единственная её дочь Валентина считает маму типичным представителем того поколения. Да только типичными в их судьбах как раз были такие кульбиты в истории страны и в семейных историях, такие бытовые сценки, такие трудовые будни, которые нам, «сытым и одетым», кажутся подвигом. 

Сухари да селёдка

Татьяна родилась в крепкой крестьянской семье в Тверской губернии. Третий ребёнок из пяти. Родители мечтали дать детям образование - так Таня со старшей сестрой оказались в Ленинграде. Девушка окончила фельдшерскую школу, а после уехала по распределению в Сибирь. И хотя в Красноярском крае прожила всего около года, до сих пор вспоминает его как один из самых страшных в своей жизни.

- Шёл 1937 год - что это за время было, не надо пояснять - большой террор и репрессии. Я работала фельдшером на несколько деревень, и вот в одной из них арестовали какого-то комсомольского работника. Его жена, будучи на девятом месяце беременности, повесилась в сарае, и местные жители вызвали меня. Женщина была уже мертва, а вот ребёнка можно было спасти. Но род­ственники несчастной запретили мне делать операцию - им не нужен был отпрыск «предателя Родины». До сих пор мне снится ещё живой младенец, бьющийся в утробе погибшей матери.

22 июня 1941 года Татьяна встретила на дежурстве в Военно-медицинской академии в Ленинграде. Из-за работы опоздала на сборный пункт и  получила взыскание. В первые же дни войны её отправили фельд­шером на Ленин­градский, а после - Волховский фронт. Воспоминания - страшные.

Единственным пропитанием сапёрного батальона, куда она попала, долгое время были сухари и селёдка, которые им сбрасывали с самолётов. Из-за такой пищи у многих начинался авитаминоз, опухали конечности. И сама фельдшер Орлова тоже на несколько месяцев попала в госпиталь. Но голод она не считает самым трудным. Спрашиваю: «С чем было смириться сложнее всего?» Не задумываясь, Татьяна Семёновна отвечает: «Вши!» Расплодившиеся насекомые ели наших солдат поедом. «А когда солдатики раздевались для санитарной обработки, на них смотреть было больно - скелеты».

1959 г. Татьяна (справа) и её дочь Валентина.
1959 г. Татьяна (справа) и её дочь Валентина. Фото: Из семейного архива

В 1943 году, во время прорыва блокады Ленинграда, хрупкая девушка выносила на своих плечах с поля ожесточённого боя раненых. За это получила медаль «За отвагу». И хотя наград в семье Орловых хранится немало, эта считается главной реликвией.

После прорыва блокады её батальон в составе 1-го Украинского фронта направили в сторону Германии. Татьяна вместе с однополчанами пересекла Польшу и дошла до Восточной Пруссии. Сама за всю войну ни разу не была ранена или контужена. Но в 1941 году погиб её старший брат Павел, а в 1944-м - младший Алексей. 

Фронтовая любовь

Весной победоносного 1945 года, всего за несколько месяцев до взятия Рейхстага, Татьяна Орлова была вынуждена покинуть фронт и уехать в родную деревню. Там вскоре на свет появилась её дочь Валечка.

- Мама совсем немного рассказывала про отца. Знаю, что познакомились они где-то под Выборгом. Он был следователем в контрразведывательной организации Смерш, у нас сохранилась его фотокарточка, - Валентина показывает мне старую фотографию высокого чернобрового красавца. - Но после войны папа, хоть и обещал, так к нам  и не приехал. Ему светили большие перспективы, он мечтал сделать карьеру. Партия в виде сельского фельдшера представлялась ему, видимо, не самым выгодным вариантом. А мама, хотя и очень любила, не стала его разыскивать и пытаться вернуть. Отец знал о моём существовании. Когда служил в Германии, даже прислал для меня оттуда шубку. Известно, что после войны его направили в Ставрополь, где он женился на дочке генерала.

Замуж Татьяна Семёновна так и не вышла. На вопрос, почему не построила свою личную жизнь, она отвечает очень просто: «А я лучше его никого не встретила».

Сила её времени

После войны она долго работала в сельской участковой больнице, хотя мечтала окончить медицинский институт и даже поступила в него - но в 1951 году умер Танин отец, кормить большую семью стало некому, пришлось бросить учёбу.

Работа - это, пожалуй, един­ственное, о чём Татьяна Семёновна вспоминает охотно и с воодушевлением. Хотя что за работа у деревенского врача?

«Вставала затемно. До больницы было около четырёх километров - и вот я в любое время года, в любую погоду, порой по пояс в снегу, отправлялась туда пешком. Многочасовое дежур­ство, а после, снова в темноте, обратно. Приду домой, а мама мне говорит, что ещё приняла несколько вызовов от больных на дом. Заплачу от усталости, а делать нечего, идти надо - люди же ждут!» 

Татьяна Семёновна не теряет интереса к жизни.
Татьяна Семёновна не теряет интереса к жизни. Фото автора

И ей хочется объяснить мне, «сытой и одетой», почему иначе было невозможно: «Знаете, в чём была сила нашего времени? Для нас каждый человек, каждая жизнь представляли огромную ценность».
В середине 50-х Татьяна Семёновна с дочкой всё же переехали из родного села в Ленинград. Сначала ютились в одной комнате с семьёй старшей сестры Татьяны, а после купили половину дома на окраине города. Орлова более 20 лет проработала фельдшером в ленинградском кожно-венерологическом диспансере. Валентина родила сына. Единственный внук Татьяны Семёновны Илья теперь живёт в Москве.

Как прожить целый век? Интерес к жизни - вот что юбилярша считает главным секретом долголетия. Конечно, и гены играют роль, и умеренность в еде, но это не основное. Татьяна Семёновна по-прежнему читает книги и газеты (самая любимая - «Аргументы и факты»), смотрит телепрограммы, в курсе мировых политических событий и всегда готова поддержать дискуссию на любую тему. 

«Каждый человек - ценность», - ей хочется ещё раз напомнить мне и моим ровесникам, что надо проявлять интерес друг к другу, выбираться из своих нор, что в этом и есть сила жизни.

Материал подготовлен: www.aif.ru

Загрузка...
Загрузка...

REDTRAM
NNN
Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета

Подписка в 2020 году

Актуальные вопросы

  1. Есть ли смысл отказываться от пенсии на период работы?
  2. Какую сумму на депозите имеет среднестатистический белорус?
  3. Могут ли оштрафовать за неправильное использование поворотников?
REDTRAM
NNN

Новое на AIF.by