www.aif.ru 0 6236

«Мечтала о мужских ролях - Гамлете, князе Мышкине». Инне Чуриковой - 70

Статья из газеты: 02/10/2013

«Мечтала о мужских ролях - Гамлете, князе Мышкине». Инне Чуриковой - 70.

 

«Она знает тайны подсознания, а только редкая актриса умеет к ним прикоснуться»,  - сказал о ней худрук театра «Ленком» режиссёр Марк Захаров. «Редкая» - вот это очень точно, но ещё вернее - «уникальная». Всё же иные превосходные расхожие степени в определении её дара банальны и бессмысленны. А всё банальное, пошлое настолько не соотносится с этой актрисой, с её прорывающимся в бездны, в космос талантом! С её вызывающе небанальной, нестандартной, нездешней внешностью инопланетянки: у кого ещё из актрис такой взгляд, такие бездонные, излучающие свет глаза? «Меня поразили её глаза…» - вспоминает первую встречу с будущей супругой режиссёр Глеб Панфилов. С самого начала её биографии в кино и на сцене стало общим местом упоминать о том, что она не красавица. Верно. Не красавица. Потому что она больше чем красавица - она прекрасна.

Мамина дочка

«Это кто - пацан или дев­ка?» - спрашивали о ней в первом её фильме с главной ролью «В огне брода нет». Чурикова играет там гениальную художницу-самородка, совсем девчонку, санитарку Гражданской войны. Смешную, нелепую, влюблённую растрёпу не от мира сего - Таню Тёткину, одарённую способностью видеть поверх видимого и воплощать это в картинах. Чурикова фантастически умеет играть талант, и все её героини по-своему, каждая на свой лад, талант­ливы, если не художественно, не артистически, то по-человечески, по-женски.

Инна Чурикова в фильме «Начало». Фото: www.russianlook.com

Её и саму Бог наделил талантом. Не поскупился - отмерил полной ложкой. Вот только дорога, что ей была предназначена судьбой, оказалась не из простых. «Какая красавица! Наверное, актрисой будет...» Как вы догадываетесь, таких слов в свой адрес маленькая Инна не слышала. Более того, её, уже ставшую актрисой, - было такое! - запрещали снимать в кино с формулировкой «чтобы не порочила красоту советского человека» (удивительных душевных качеств были чиновники от кино!). Поддерживала её лишь мама - она воспитывала дочку одна. И сражалась за неё как львица. Семья сперва жила в глухой провинции, под Уфой (туда их отправили в эвакуацию). Но, когда отец, Михаил Чуриков, прошедший финскую и Великую Отечественную, из семьи ушёл, мать с маленькой Инной сумела перебраться из глухомани в Москву. Это мама, с её неукротимой энергией, потом сумеет добиться, чтобы её Инна, которая по распределению по окончании театрального училища должна была лететь на Камчатку, осталась в столице. Это мама внушила Инне, что на самом-то деле она красавица - просто красоту эту надо уметь разглядеть. «Мама мне всегда говорила, что я буду актрисой. Я не хотела её огорчать, - позже признавалась Инна Чурикова. - Она в жизни всего сама добилась - трудом, напором, волей. Бабушка почти безграмотная была, а мама - химик, профессор. Она всегда говорила: «Дочка, если что задумаешь, так тому и быть». А у меня внешность не артистическая - что с такой внешностью задумывать? Мама же говорила: «Дочка, ты у меня красавица!» Смешно… И знаете, если бы не она, я бы, возможно, в себя не поверила…»

Но на самом-то деле Чурикова в себя верила. А как иначе, без веры в себя, можно пережить такие минуты, как на вступительных экзаменах в театральное училище? Во время экзамена один из преподавателей, перебив её, спросил: «Девушка, а вы знаете, кто такая Афродита? Не знаете? Это богиня красоты. А вы на себя посмотрите! Впрочем, читайте дальше...» Она тогда чуть не сломалась - расплакалась, забрала документы. А потом успокоилась: «Я была о себе хорошего мнения, знала, что у меня своеобразное лицо, которое не каждому дано оценить, поэтому, поплакав, забрала документы и больше туда не приходила. Не поняли меня - ну и ладно…»

Влюбился в Бабу-ягу

Приняли её в итоге в Щепкинское училище. А по его окончании начинающую артистку с красным дипломом взяли только в столичный ТЮЗ. Да и то… на 45-рублёвую ставку суфлёра. Но она показала характер - и ставка мгновенно выросла до актёрской - 75-рублёвой. «Я поняла, что если сейчас не возражу и не защищу себя, то зачем вообще жить в театре? - вспоминала потом Инна Михайловна. - Дрожащим голосом я сказала: «Извините меня, пожалуйста, но ставка суфлёра меня не устраивает». В ТЮЗе Чурикова помимо зверюшек сыграла Бабу-ягу, ухитрившись сделать её не банальной страшилкой, пугалом для детей, а «человеческой женщиной». Эта дурацкая Баба-яга (от этой роли все нормальные актрисы шарахались) для Чуриковой стала ключиком к счасть­ю - и женскому, и профессиональному. В этой роли её увидел молодой кинорежиссёр Глеб Панфилов - правда, не на сцене, живьём, а по телевидению. Но Чурикова и через экран пробивать умела - прямо в душу. Она вообще одна из немногих, кто сумел прославитьс­я в, скажем так, отрицательных ролях. Это про её Марфушеньку-душеньку из «Морозко». Эту роль она «отгрызла» у Тамары Носовой. «На пробах, - вспоминала Инна Михайловна, - нам с Тамарой пришлось грызть орехи. Я так хотела сниматься, что не щадила зубов! Наверное, поэтому Роу меня и приметил. Потом, помню, со мной случился казус: зимнюю натуру снимали на Кольском полуострове, под Мурманском. Было очень холодно. И, когда я сидела под ёлкой в ожидании Деда Мороза, замёрзла по-настоящему. А в корзинке вместо яблок почему-то оказался лук. И мне пришлось лопать его… Когда я пришла на озвучку фильма и впервые увидела себя на экране, то расплакалась. Мне казалось, что я такая страшная! После этого всерьёз подумывала над тем, чтобы никогда больше не сниматься в кино».

Инна Чурикову не хотели брать в театральные училища, советуя получше рассмотреть себя в зеркале. Кадр из фильма «Морозко». Фото: www.russianlook.com

В общем, Панфилов её, Бабу-ягу, запомнил. А когда начал работать над фильмом «В огне брода нет», Ролан Быков сказал ему: «Есть такая актриса - Инна Чурикова. Попробуй её». Панфилов дал задание разыскать актрису. И был крайне удивлён, когда к нему на пробы пришла та, что так зацепила его. Встреча с Панфиловым, признаётся сама актриса, стала для неё принципиальной: «Я, мучившаяся своей ненужностью, бессмысленностью того, что делаю, не удовлетворённая собой беспредельно, стала вдруг верить, что могу больше. И всё оттого, что в тебя поверили. У меня были такие моменты, когда я думала, что просто разорвусь от радости. «Что с тобой?» - спросил как‑то Глеб. Я ответила: «Подожди, сейчас пройдёт - я счастлива!»

Правда, молодым, когда они поженились, временами бывало не до счастья. Жили, как и все молодые семьи, туговато - однокомнатная квартира, чемоданы вместо стульев. Самую дорогую вещь - ручку с золотым пером, которой Панфилов писал сценарии, сгрызла собака. Но постепенно всё наладилось - Панфилов стал одним из самых востребованных режиссёров, Чурикова - актрисой легендарного театра «Ленком», куда её позвал сам Марк Захаров. Сегодня у неё десятки ролей в кино (лучшие - в фильмах супруга), на сцене, на ТВ. Но и несыгранного тоже много. «Сыграть Жанну Д'Арк так и осталось мечтой, - перечисляет она. - И Соня Мармеладова... Ну и что? Прошла, пробежала, иду дальше. Мечтала о мужских ролях - Гамлете, князе Мышкине». Она не любит публичности, не любит давать интервью. Более 40 лет она верна своему кинорежиссёру и по совместительству мужу Глебу Панфилову. И почти 40 лет верна одному театру - «Ленкому». Но самое важное - она всю жизнь верна себе. «Может, я действительно с­частливая? - как-то сказала она. - Лучше поставить здесь многоточие». Поставим его и мы...

Авторы: Марина Мурзина Юлия Шигарева

Загрузка...
Загрузка...

REDTRAM
NNN
Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета

Актуальные вопросы

  1. Можно ли в поезде пользоваться своим постельным бельем?
  2. Куда выкидывать лекарства?
  3. Чем сейчас занимается Александр Солодуха?
REDTRAM
NNN

Новое на AIF.by