www.aif.ru 0 4668

Федор Конюхов: Ни на какие царства я Родину не променяю!

Знаменитый путешественник - об авантюрах во благо родины и смысле странствий.

 

ДОСЬЕ
Фёдор Конюхов родился в 1951 г. на Украине. Первый русский, покоривший Северный и Южный полюсы, Эверест и прославившийся одиночными путешествиями. Совершил более 40 экспедиций и восхождений, в том числе 5 кругосветных плаваний. 15 раз пересёк Атлантику, один раз - на вёсельной лодке.

Фёдор КОНЮХОВ не раз обещал: «Когда завяжу с путешествиями, брошу якорь - стану священником». В 2010 г. он был рукоположён в дьяконы. Но путешествовать всё равно не бросил. Наоборот, с каждым годом замахивается на всё более невероятные рекорды.

Уже в сане служителя Церкви он совершил экспедицию на верблюдах по Эфиопии, вторично покорил Эверест и в мае 2013 г. вместе с путешественником из Карелии Виктором Симоновым пересёк на собачьей упряжке Северный Ледовитый океан от Северного полюса до побережья Канады. А в ближайший год собирается в возрасте 62 лет впервые в истории переплыть на вёслах Тихий океан (лодку для этого уже строят в Англии).

Зачем и кому нужны его титанические усилия? Как со­вмещаются в противоречивой русской душе служение Богу и страсть к покорению всех вершин и океанов? На эти и другие вопросы Фёдор Конюхов ответил «АиФ».

«Отец» для путешественников

- Андрей Володин, «АиФ»: Как вас теперь называть, Фёдор Филиппович? Отец Фёдор? Кто вы - обычный служитель Церкви или по-прежнему самый загадочный путешественник современности?

- Федор Конюхов: Обращаться можно по имени-отчеству или просто - Фёдор. Я, Фёдор Конюхов, всё тот же - и путешественник, и художник, а сейчас и духовное лицо. Приходите ко мне, как к священнику, - я и вас благословлю... Я напутствую путешественников, помогаю советом, молюсь за них.

- А.В. «АиФ»: Ну вот и напутствовали бы их в храме, взяли бы себе приход. Зачем дьякону Эверест?

- Ф.К.: Перед восхождением команды российских альпинистов на Эверест в мае 2012 г. епископ Запорожский Иосиф, который рукоположил меня в дьяконы, спросил: «Там, на Эвересте, будут твои единомышленники?» Да, говорю, будут. Я всей душой с ними. «Значит, и ты тоже должен быть рядом, благословлять их у подножия горы. А когда они пойдут на вершину, то собирайся и иди с ними…» Вот я и отправился. Тем более что и сам скучал по Эвересту.

- А.В. «АиФ»: Что вы чувствовали на «крыше мира» спустя 20 лет?

- Ф.К.: Тяжело там. Вершина Эвереста - место суровое и в духовном смысле тоже. Вечный холод: даже летом не бывает выше -20°С. Там пахнет смертью. На пути туда, по статистике, погибает чуть ли не каждый третий альпинист. Сидишь перед восхождением и думаешь: может, ты и есть этот самый третий? На Эвересте не хоронят: кто где умер, тот там и лежит. И воздух там тяжёлый, горький, хотя на таком морозе трупного запаха не бывает. Просто атмосфера давит: много мёртвых, и души их не упокоены. Должен же кто-то там за них помолиться.

В 1992-м во время восхождения на Эверест вместе с альпинистом Женей Виноградским я эту смерть прочувствовал соб­ственной спиной. Однажды мы обнаружили, что палатки со­рвал ветер. Ставить новые уже не могли. Что делать - спускаться? Но тут поблизости я увидел чью-то палатку, чудом уцелевшую во время бури. Мы залезли в неё и вскоре поняли причину «чуда». Оказалось, палатка принадлежала испанскому альпинисту. Он умер, а тело своей тяжестью удерживало палатку на склоне. Мы провели там несколько часов - облокотились на труп и вспоминали всю свою жизнь, а когда наваливалось забытьё - толкали друг друга: не спи, не проснёшься!.. Так и дошли - с победой.

Грех или подвиг?

- А.В. «АиФ»: Вас называют человеком не от мира сего, мистификатором, юродивым, авантюристом. С чем согласны?

- Ф.К.: Пусть говорят! Я осуще­ствил то, что не удавалось ни одному путешественнику за всю историю России. Это не обещания и планы, а реальные рекорды. Если это авантюра в плохом смысле, что тогда считать настоящим подвигом?

- А.В. «АиФ»: А может, стремление к таким суперрекордам - человеческая гордыня, желание поставить себя над другими? Церковь это не порицает?

- Ф.К.: Порицать можно беспринципные и сомнительные по своей честности предприятия, бесцельные похождения, которые заведомо приводят к трагиче­ской развязке. Бессмысленный риск экстремального спорта - грех, потому что нельзя подвергать свою жизнь опасности просто так, из удоволь­ствия. Это сродни самоубийству. Но таких людей у нас тысячи - кто их остановит? Если кто-то из них решит пойти на верную смерть, думая, что ему всё нипочём, я должен отговорить его. Моё дело - заступничество за таких экстремалов перед Богом. Если я помогу спастись хотя бы кому-то - значит, не зря служу Церкви. Я хочу, чтобы они по-настоящему задумались: зачем идут в горы или переплывают океан? Ради чего рискуют? И помочь им найти ответ.

- А.В. «АиФ»: А для себя его нашли? Вы поставили столько рекордов, что кажется, будто для вас не существует пределов, как для блаженного. А кому, кроме вас, это нужно?

- Ф.К.: Японский путешественник-одиночка Наоми Уэмура говорил, что идёт в путь, чтобы расширить пределы человече­ских возможностей. Я пытаюсь сделать то же самое. Мне говорят: ты, Фёдор, любимчик судьбы, рисковый, но удачный - рок просто промахивается, когда в очередной раз хочет смести тебя лавиной или столкнуть в пропасть. Но я считаю, что не в судьбе тут дело. Бог дал мне прожить уже столько лет, дал любимую жену, семью, дом, детей и внуков. Может быть, я путешествую, чтобы всё время возвращаться к ним, моим близким?..

Каждая моя цель - будто храм, который я строю в своей душе. А потом осуще­ствляю задуманное. Но я, как могу, украшаю и саму нашу землю. После каждой из моих кругосветок строил по часовне: на острове Врангеля, в Сергиевом Посаде, в Переславле-Залесском, во дворе своего дома в Москве… Запало в сердце, как в конце 80-х
в путешествии на велосипедах от Дальнего Востока до Питера повсюду, где бы мы ни проезжали, видели руины церквей, спиленные кресты. Кругом - запустение и разруха. Американец, который был с нами, всю дорогу возмущался: «Такое может сотворить со своей землёй только народ-варвар!» Тогда мне нечего было ему возразить. А сейчас - есть.

- А.В. «АиФ»: Вы как-то обмолвились, что не прочь переселиться и жить на острове Питкэрн в Тихом океане. Что теперь думаете?

- Ф.К.: Ой, это блажь такая была, прости Господи! Сегодня мне становится страшно, что, не дай Бог, снесут на погост на чужбине. Ни на какие цар­ства я не променяю Россию. Да и что я забыл в этой Америке или Новой Зеландии? В своих странствиях я понял: покидать Россию навек можно только в одном случае - если у тебя земля горит под ногами. Лет 20 назад, может, для кого-то так и было. А сейчас она у нас не горит - наоборот, на ней пахать надо.

Автор: Андрей Володин

Загрузка...
Загрузка...

REDTRAM
NNN
Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета

Подписка


Актуальные вопросы

  1. В чем отличие такси от аренды авто с водителем?
  2. Почему хлеб попал в немилость к диетологам?
  3. Правда ли, что сахар улучшает работу мозга и поднимает настроение?
REDTRAM
NNN

Новое на AIF.by