Сергей Милюхин 0 2988

Вечный город Иерусалим. По следам паломников

Статья из газеты: 01/12/2015

Я улетал на Ближний Восток, в Иорданию. Меня даже не пугал факт, что в этом регионе кипят нешуточные, порою даже кровопролитные страсти, которые в любой момент могут заразить и тогда еще спокойное королевство.

Путь в Иорданию лежал через Израиль, и, конечно, я не мог не побывать в Иерусалиме. Ведь любой путь, проложенный по израильской земле, приведет к этому вечному городу, потому что дороги в Израиле прокладывали не по замыслам инженеров и строителей, а по следам паломников. Тысячелетиями стремились они сюда, в город братской любви и, к сожалению, город ненависти, в город мира и непрекращающейся войны, в колыбель трех религий, в город вечного прощения.

miluhin3Золотые ворота

Некогда Иисус Христос вошел в Иерусалим через Золотые ворота, имеющие две арки: арку Покаяния и арку Милосердия. Турки в свое время наглухо замуровали ворота, опасаясь второго пришествия Мессии, - и они остаются закрытыми до сих пор.

Я предполагал: будет утро, солнечные лучи озарят склоны Масличной горы, засверкают золотые купола церкви Марии Магдалины и мечети Куббат Аль-Сахра, и войду я в Иерусалим, не торопясь, прищурив глаза от неземного света, льющегося с небес, и почувствую благодать Божью… Но, когда я добрался до города, уже вечерело; в небесах сомкнулись дождевые тучи, солнце исчезло, казалось, навсегда, и дождь надолго затянул свою надоедливую песню.

Путь к храму

Объехав несколько раз вокруг стен древнего Иерусалима в поисках свободного места для парковки, я наконец остановил машину между двумя экскурсионными автобусами. Облегченно вздохнул, переобулся в непромокаемые кроссовки, взял предусмотрительно захваченный с собой дождевик и, обернув объектив фотокамеры полиэтиленовой пленкой, пошел в казавшийся опустевшим город. Узкие мокрые улицы действительно были пустыннее, чем обычно. Это не было связано с непогодой - просто я впервые шел к храму Гроба Господня своим путем, без провожатых. Я выбирал менее оживленные переулки, чтобы ощутить единение с энергией этого города.

Я не спрашивал у прохожих путь к храму - просто шел в глубь старого города, не сомневаясь в том, что иду в верном направлении. Иногда из подворотен, словно вырастая из-под земли, появлялись мальчишки-арабы и предлагали недорого, долларов эдак за пять, проводить меня туда, куда я пожелаю. Пожалуй, если бы я захотел найти в Иерусалиме, например, Эйфелеву башню или Тадж-Махал, за плату они не отказались бы поискать даже их. Но я вежливо благодарил разочарованных мальчишек и продолжал свой путь.

Я давно понял разницу между одиночеством и уединением и какую-то часть одного из этих состояний  всегда могу отыскать в другом. Именно благодаря равновесию этих составляющих у каждого человека в жизни свой путь, и, сколько бы он ни пытался направиться по другой дороге, рано или поздно возвращается на свою. У каждого человека - свои одежды, и, как бы часто он ни примерял другие, с чужого плеча, пред Судом Божьим он предстанет в собственных. И у каждого человека - своя судьба, которая ведет его путями праведными и грешными к познанию истины и осмыслению веры. И пусть порой символы этой веры кто-то превращает в бизнес - это его грех, но, к счастью, это всего лишь символы. Истинная вера недосягаема для чужих, и, обращаясь к ней, человек обращается прежде всего к себе.

С такими философскими мыслями, сворачивая с одной кривой улочки на другую, я дошел до храма Гроба Господня и, волнуясь, словно впервые, переступил его порог. В храме было сумрачно и немноголюдно.

49-32-1

Не без лукавого…

Я поднялся на Голгофу, дотронулся рукой до знака на скале, бросил в специальное отверстие несколько шекелей, взял две свечи из ящика, зажег их и поставил возле иконостаса. Постоял несколько секунд и, начав спускаться, обернулся: воровато оглядываясь, смотритель храма уже поспешно гасил мои свечи, не дав им догореть, - торопился продать их еще раз. Что-то неправильно в этом мире, подумал я, если даже в этом месте перепродают символы веры. А может быть, чем проще храм, тем ближе он к Богу? Не оттого ли так спокойно и умиротворенно чувствуешь себя в маленьких деревенских церквушках?

Я спустился к тому месту, куда путь так или иначе приводит и набожных людей, и закоренелых атеистов: к кувуклии - часовне над гробом Господним. В храме было немного людей, несколько десятков человек спокойно и терпеливо ждали своей очереди, чтобы попасть внутрь часовни и прикоснуться к святыне. Однако здесь, возле самой часовни, видимо, не без участия лукавого, появился новый персонаж: существо, предлагавшее провести в часовню без очереди всего-то за 10 долларов. Подойдя ко мне, существо заговорщицки заговорило на ломаном английском, предлагая услугу проводника к Богу, - оно приняло меня за американца, вероятно, потому что на моей шее висела очень дорогая фотокамера с не менее дорогим объективом.

- American? - спросило существо и принялось объяснять, что стоять в очереди придется очень долго, а всего лишь за «десяточку» можно осчастливить себя уже через несколько минут. Я терпеливо выслушал «лукавого» и коротко сказал:

- Пошел вон!

- Русский? - ничуть не смутилось существо и повторило то же самое на понятном русском языке, добавив, что через пять минут часовня закроется на час, и я, как дурак, буду вынужден ждать ее открытия.

Изгнание бесов

За мной в очередь к часовне встали несколько человек, говоривших по-русски. Я невольно прислушался: нигде так не приятна родная речь, как на чужбине. Русскоязычный экскурсовод с крохотными сальными глазками (такими, что впору на них яичницу жарить) рассказывал о храме туристам: по виду, отцу и его взрослому сыну. Сладко накладывая слово на слово из вечной истории, словно намазывая яблочное повидло на сдобную булочку, гид подошел к главной теме своего рассказа:

-…Сейчас тут много людей, стоять придется минут сорок, но, если вы хотите, я мог бы договориться со служащими и провести вас без очереди.

Я уже видел, как забегали его глаза, и в каждом из них отразился американский «червонец». Но, к моему удовлетворению, старший из двоих туристов, которого я принял за отца, посмотрел на часы и с металлом в голосе ответил экскурсоводу:

- Ничего, мы постоим.

Он вопросительно посмотрел на сына, получил его молчаливое одобрение, а потом, обращаясь к экскурсоводу, добавил:

- А вы подождите нас во дворе храма. Мы там с вами рассчитаемся. Скорее всего, ваши услуги нам больше не понадобятся.

Он еще раз посмотрел на часы. Я боковым зрением увидел, что это «Patek Philippe» - часы, которые сами выбирают себе хозяев. Изгнанный гид, виновато моргая испуганными глазками, пятился к выходу; из-за колонны на него с сожалением смотрел лукавый, тоже, видимо, переживая несостоявшуюся продажу очереди.

Что-то все же  случилось с этим миром,  если  в нем торгуют даже очередью к гробу Господню. Хотя чему удивляться? Если есть люди, которые что-то продают, то скорее всего найдутся люди, которые это покупают. Если одни совершают подвиг, то другие, безусловно, способны на предательство. С чего демоны начинают соблазнять? С лживых обещаний сладкой жизни? С предложения обмануть ближнего и за 10 долларов оставить его за своей спиной? Как же все-таки вечна история о 30 сребрениках!

Я вышел из храма. Кстати, очередь в часовню прошла не более чем за 15 минут…

49-32-2

Загрузка...

REDTRAM
NNN
Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета

Подписка в 2020 году

Актуальные вопросы

  1. Чем заняты астрономы, когда небо затянуто тучами?
  2. Как выглядит миллиард долларов?
  3. Может ли учитель поставить двойку, если ученик не был на уроке?
REDTRAM
NNN

Новое на AIF.by