Сергей Милюхин 0 1068

Вокруг света вместе с «АиФ»: Мифы и реалии Экватора

Из Найроби до экватора около 150 км, но, учитывая скорость передвижения автомобиля по дорогам саванны, ехать туда пришлось более четырёх часов.

Сергей Милюхин / АиФ

Все учебники и справочники по географии трактуют понятие «экватор» как воображаемую линию длиною чуть более 40 000 км, разделяющую Северное и Южное полушария на две относительно равные части.

Немного географии

Наша планета, как можно прочитать там же, представляет собой не правильный шар, каким мы воображаем её, глядя на глобус, а так называемый геоид, то есть эллипсоид, сплюснутый сверху и снизу. Проще говоря, Земля похожа на тыкву. И по причине большей удаленности от магнитного ядра физические тела на экваторе весят меньше, чем на полюсах, а магнитные силы, раскручивающие Землю вокруг Солнца, ведут себя иначе, чем в других местах нашего небесного тела. Многие путешественники, вернувшиеся с экватора, наперебой рассказывают о чудесах, встречающихся там. Можно услышать, что в тех местах люди не отбрасывают тени, словно призраки, а сила притяжения Земли столь мала, что сырое яйцо можно легко установить на шляпку гвоздя, и падать оно не будет. Ещё, говорят, на экваторе вода из воронки стекает, не закручиваясь в спираль, и, если воронку перенести в Северное полушарие, то вода начнёт сливаться, двигаясь против часовой стрелки, а если в Южное - то наоборот. Причем расстояние между точками проведения экспериментов может быть не более одного-двух метров. А ещё  где-то читал, что день там равен ночи: 12 часов длится день, 12 часов - ночь.

Для того чтобы убедиться в правдивости подобных рассказов, я и полетел на экватор.

Из Найроби до экватора около 150 км, но, учитывая скорость передвижения автомобиля по дорогам саванны, ехать туда пришлось более четырёх часов.

Отель-лодж, куда я наконец добрался к вечеру, находится у подножия горы Кения и ровно на экваторе. По его территории рядом со спальными домиками  безбоязненно прогуливаются египетские гуси, птицы марабу, венценосные журавли и павлины. Когда-то давно здесь был английский элитарный клуб, где собирались на охотничьи забавы приближенные к королевской династии Виндзоров. Позже, когда охоту на животных в Кении запретили, на этом месте поместили госпиталь для английских летчиков. А с недавнего времени клуб переоборудовали в отельный комплекс, сохранив элементы великосветских покоев. 

В лодже меня уже ждали друзья - товарищи по прошлым поездкам на сафари, рейнджеры Алекс и Стив. Алекс по образованию физик, а Стив - биолог. В прошлом мы немало поездили по национальным паркам Кении, поэтому встреча была радостной: с барбекю, танцами у костра, шотландским виски и игрой на рояле XIX века, оставшемся от прежних хозяев.

Всего лишь физика!

Утром пошли на экватор. Его линия выложена из жёлтого кирпича и проходит ровно посередине территории отеля. Спальные корпуса – в Северном полушарии, ресторан и бассейн – в Южном. Тут работники отеля показывали англичанам фокусы с воронками и водой. Заезжие гости с изумлением наблюдали, как вода, действительно, в разных полушариях сливается, закручиваясь в разные стороны.

Я тоже с интересом наблюдал за этим действом, в то время как мои друзья хитро улыбались.

- Что-то не так? – Заподозрив подвох, спросил их я.

- Серега, ты в школе хорошо учился? Физику у вас изучают? – Задал мне вопрос Алекс.

- Изучают, но я что-то не помню, с какими законами это связано.

- То, что ты видишь, - не более чем фокус. Направление движения воды в воронке зависит только от того, каким образом наливать её. Сила Кориолиса, о которой ты в школе, похоже, не слышал, не настолько сильна, чтобы управлять движением столь малого объема воды. Это просто трюк для туристов. Все зависит только от умения наливать воду по-разному. Только ты никому не говори об этом.

Фото: АиФ

Друзья-рейнджеры рассмеялись.

- Ну хорошо, - не успокаивался я. Мои ожидания улетали в воздух, словно шарик, надутый гелием. – А то, что сила притяжения на экваторе меньше, чем на полюсах, - тоже фокус? 

- Нет, это правда. Но, опять-таки, она не настолько меньше, чтобы ты это почувствовал. Если встанешь на весы, то твой реальный вес будет меньше всего граммов на 500. Здесь, на экваторе, «мастера» устанавливают сырое яйцо вертикально на шляпку вбитого в дерево гвоздя, и оно не падает. Но не по причине того, что весит меньше, а потому что они научились делать это искусно. Пойми, тут все дело в центре тяжести, а не в силе притяжения. В сыром яйце желток служит идеальным балансиром. Если ты потренируешься, то и у тебя этот фокус получится. Причём не только на экваторе.

Мой «гелевый шарик» улетал все выше и дальше.

- Ну, про тень я и спрашивать не буду. Сам вижу – выдумка. Если есть свет, то есть и тень.

Я уже совсем было разочаровался из-за отсутствия чудес, когда Стив сказал:

- Пойдём, я покажу тебе настоящее чудо.

Зоологический детский сад

Мы вышли за территорию лоджа и направились к небольшому огороженному бушу, заросшему высокими зонтичными акациями.

Мои друзья привели меня в местный зоологический детский сад, где содержались детёныши диких животных, которые по разным причинам потеряли родителей и чудом остались в живых. Специальная команда рейнджеров разыскивает в саванне оставшихся без попечения малышей и привозит их сюда. Здесь их кормят, лечат, а когда те вырастают, выпускают на волю.

Фото: АиФ

Нам навстречу вышел жираф. Вернее сказать, жирафенок. Он был чуть выше меня. Стив рассказывал:

- Мы его назвали Мкубва, это на суахили означает «Великан». Ему от роду не более 9 дней, о чем свидетельствует ещё не оторвавшаяся пуповина. Его нашли утром пять дней назад. Его мать, скорее всего, стала добычей львов, а он неизвестно каким образом спасся. За те дни, что провел здесь, стал почти ручным. 

В подтверждение его слов Мкубва подошел ближе и, склонив голову, с любопытством разглядывал нас, время от времени хлопая огромными бархатными ресницами. Он позволял себя погладить, его пятнистая кожа на ощупь была мягкой, словно шелковой. Он был таким маленьким, что брал у нас из рук корм, словно котёнок, только лишь губами – язык ещё не вырос. Но уже сейчас в нем пробуждались инстинкты дикого животного: при любом неосторожном нашем движении жирафенок наклонял голову, пытаясь боднуть нас маленькими рожками, или угрожающе бил копытом о землю. Потом, когда он вырастет, это копыто будет размером с 20-литровое ведро и станет реальной угрозой для хищников.

Фото: АиФ/ Сергей Милюхин

Рядом с ним неторопливо прогуливался бородавочник – африканский кабан.

Стив продолжал рассказывать:

- С этим красавцем связана интересная история, полная трагедии и героизма. Два года назад мы стали свидетелями драмы, разыгравшейся в саванне. Львиный прайд выследил семейство бородавочников и окружил его. Те, чтобы спастись, залезли в дупло лежащего на земле старого эвкалипта. Львы не могли забраться туда, поэтому устроили  настоящую осаду. Через несколько часов, поняв, что голодные звери не уйдут, отец семейства кабанов резко выскочил из укрытия и с диким визгом помчался в сторону мелкого кустарника, таким образом уводя за собой хищников. Львы, естественно, погнались за ним и, конечно же, поймали. Но в это время мама-кабаниха смогла вывести детей из дупла и отвести в безопасное место. А этот бедолага по неосторожности сломал ногу и убежать не смог. Мы его подобрали и привезли в отель. Подлечили, на ногу наложили гипс. Когда малыш окреп и подрос, мы выпустили его на волю. Но он почему-то, немного погуляв, вернулся обратно и больше не уходил. Он ручной, его можно не опасаться. Кстати, и имя у него есть: Пумба, как у героя мультфильма «Король Лев».

Тем временем Пумба терся о мою ногу, довольно хрюкал и вскоре побежал играть с детенышем леопарда, который тоже волею судьбы оказался в этом детском приюте.

Фото: АиФ/ Сергей Милюхин

Далее меня ожидали встречи с полугодовалым бегемотом Мафута («Толстяк» на суахили), черепахой Каси («Скорость»), на которой мне было предложено прокатиться с ветерком, обезьяной колобусом по прозвищу «Маскарад», которая, сидя у меня на голове, с удовольствием поедала орехи, срывая их с ближайшего орешника. 

Фото: АиФ/ Сергей Милюхин

- Стив, - спросил я товарища, - а если они вырастут и не захотят уходить отсюда, не съест ли леопард бородавочника?

- А зачем? Во-первых, он его друг, во-вторых, его и так здесь кормят. А в дикой природе никто никого не убивает просто так, ради того, чтобы убить. У животных нет ненависти друг к другу, нет ни политических, ни религиозных предпосылок для кровной вражды. Есть только инстинкт естественного отбора, ниспосланный им свыше. Это и есть настоящее чудо. И экватор, как ни странно, тут ни при чем.

Мы гуляли по саду для маленьких диких животных, расположенному в обоих полушариях Земли. И никакие её центробежные и центростремительные силы не могли изменить идиллию детства и добродетельность людей, спасающих осиротевших малышей. Не для того, чтобы продать их в зоопарки или держать в клетках, а для того, чтобы вырастить и отпустить на волю. Ну а кто не пожелает уходить, может и остаться. Как бородавочник Пумба, например.

Фото: АиФ/ Сергей Милюхин

Это и было тем настоящим чудом, увиденным мною на экваторе.

Наступал вечер. Солнце стремительно клонилось к горизонту. Заканчивался 12-часовой экваториальный день. Начиналась 12-часовая экваториальная ночь. Вот уж что правда, то правда.

 

Загрузка...
NNN

REDTRAM
Loading...
Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета

Подписка в 2018 году


Актуальные вопросы

  1. Могут ли в школе запретить детям приносить гаджеты?
  2. Какой вакциной будут прививать от гриппа в этом году?
  3. Могут ли гранты на обучение выделяться иностранным студентам?
NNN
REDTRAM
Loading...

Новое на AIF.by