Георгий Зотов 0 876

Со вкусом елбасы. Специальный репортаж «АиФ» из переименованной Астаны

После ухода в отставку первого президента Казахстана мнения в стране разделились. Одни обвиняют Нурсултана Назарбаева в установке культа личности, другие утверждают: он сделал страну успешной и избежал гражданской войны.

Музей первого президента Казахстана.
Музей первого президента Казахстана. © / Георгий Зотов / АиФ

«Внимание! Через 25 минут наш самолёт приземлится в аэропорту имени Нурсултана Назарбаева, в городе Нур-Султан». Это объявление стюардессы в стиле «масло масляное» заставило переглянуться и захихикать часть пассажиров. Имя бывшего президента Казахстана носят проспекты в 14 городах республики, парки в Алматы и Актобе, плюс горная вершина в Алматинской области. Ему по­ставлен с десяток прижизненных памятников, 1 декабря отмечается День Первого Президента, являющийся выходным. Нурсултан Назарбаев объявлен пожизненным лидером нации – елбасы. «Экс-президент и члены его семьи освобождены от уголовной ответственности, – объясняет учитель Алтын Батырбеков. – Зато за порчу портрета или публичное оскорбление Нурсултана Назарбаева положен тюремный срок». Прилетев в бывшую Астану, переименованную в марте в Нур-Султан, обозреватель «АиФ» попробовал разобраться: что происходит в Казахстане после отставки многолетнего лидера страны?

Свидетельство с оценками об окончании 6-го класса в 1954 г.
Один из экспонатов музея - свидетельство с оценками об окончании 6-го класса в 1954 г. Фото: АиФ/ Георгий Зотов

Бабушка президента

Музей первого президента Республики Казахстан в бывшей Астане – роскошное четырёхэтажное здание. В прихожей просят надеть бахилы, словно в больнице. Вход бесплатный. Кроме меня, на весь огромный комплекс ещё три посетителя – семья с ребёнком. «Обычно-то больше, – немного смущаясь, признаётся девушка-экскурсовод. – Однажды была целая толпа китайских туристов. Сегодня просто день такой, хорошая погода, люди гуляют». На стенах большие портреты Нурсултана Назарбаева – вот он просто так, а вот с рабочими на стройке. Выставка подарков от глав государств – красивые вазы, резьба по кости, оружие и сабли ручной работы, залы с дорогими люстрами, в хрустале и позолоте. Отдельно – экспонаты из жизни елбасы: швейная машинка его бабушки, школьный аттестат, где все пятёрки, комсомольский билет, даже рабочий кабинет, целиком перенесённый в музей из президентского дворца.

– Мы от всего этого устали, – признаётся бизнесмен Керим Садыкбаев. – Человек тридцать лет руководил Казахстаном. Я не понимаю, за что памятники ставить: курс нашей национальной валюты упал за пять лет больше чем в 2 раза – было 150 тенге за доллар, сейчас 380. По отношению к рублю тенге тоже обесценивается. С экономикой проблемы, ни на что денег нет, стройки ведущие заморожены. А зачем наш город Астану назвали Нур-Султаном? Сколько табличек на улицах менять, сколько карт географических, обычных документов – это же тьму денег надо! Мы в семье договорились, что принципиально столицу Казахстана будем звать только Астаной.

Боязнь памятников

В то же время стоит отметить – главный город Казах­стана выглядит отлично. Везде очень чисто, широкие проспекты, бесплатный ­Wi-Fi на автобусных остановках. В центре с небоскрёбами, скверами и торговыми центрами всё шикарно, как в Дубае, – по крайней мере, видно, на что пошли нефтяные деньги. Бывшая Астана впечатляет, и даже противники Назарбаева отмечают: превращение города на окраине в столицу – заслуга экс-президента. 

«Тут не повезло со временем, – морщится чиновник администрации Нур-Султана, убедившись, что я выключил диктофон. – Когда нефть стоила 150 баксов, были высокие зарплаты, народ ездил в Европу за шмотками – вот тогда следовало переименовать Астану, и все бы руко­плескали и поддер­живали. Сейчас да, я признаю – жителям переименования и памятники не нравятся, поскольку успехов в экономике нет: у нас такси водят не гастарбайтеры, а местные жители. Узбеки с киргизами домой поуезжали, тут больше не заработать. Прежде Назарбаев сыпал деньгами и очень нравился. Как только «бабки» кончились, его сразу начали критиковать, а о прежних достижениях легко забыли». 

В центре Нур-Султана собрался стихийный митинг протеста – участвует пара тысяч человек. Демонстрации оппозиции для Казахстана – дело редкое. Полиция не знает, что с этим делать, – наблюдает с расстояния и кротко просит митингующих разойтись. Я интересуюсь у людей: какая проблема заставила их выйти на улицу? Оказывается, всех «напрягло» переименование столицы. «Мы не хотим, чтобы случилось потом как в Туркмении – и памятники президенту из золота, и клятвы верности в школах, министры целуют лидеру руки, портрет «главы нации» печатают на всех деньгах, – говорит мне на отличном русском языке один молодой казах. – Кстати, у нас уже выпустили купюру в 10 000 тенге с лицом Назарбаева». Опасения вполне логичны, однако пока в Казахстане политический режим значительно мягче, чем в соседних среднеазиатских республиках. Я слабо представляю, чтобы в Туркменистане могли ругать президента (там такие люди просто исчезают) или в Узбекистане кто-то вышел на митинг против действующей власти.

Нефтяные огорчения

– Даже если дела идут отлично, поневоле начнёшь нерв­ничать, когда всё в стране внезапно начинает называться именем президента, – усмехается экс-сотрудник Министерства культуры Казахстана, пенсионер Алексей Королёв (имя изменено. – Авт.). – Въезжаешь в республику – на пограничном пункте цитаты Назарбаева, в метро в Алматы установили панно с портретом Нурсултана Абишевича. Чиновники поговаривают, мол, пора госслужащим носить значки с профилем елбасы, словно мы в Северной Корее находимся. Раньше такого не было. Едва наш лидер стал стареть, как полюбил все эти славословия, переименования и монументы в его честь. И это в момент обрушения цен на нефть. Рост ВВП Казахстана замедлился в шесть раз – до 1% в год. Конечно, люди недовольны: они стали зарабатывать меньше, а вокруг воздвигаются новые статуи, музеи экс-президента, переименовывают столицу, что потребует огромных средств. Но скажу честно – процветай в Казахстане экономика, как это было ещё десять лет назад, превращение Астаны в Нур-Султан прошло бы безболезненно…

Посовещавшись, полицейские начинают постепенно задерживать протестующих, отводя в автобусы. На следующий день в Казахстане не работают соцсети, заблокированы мессенджеры – чтобы недовольные не могли договориться о сборе на митинг. «Их раздражают памятники, песни льстецов и переименования в честь елбасы – дожили, говорят, до монархии, – вздыхает бизнесмен Камиль Самирбеков. – Понять всё это можно. В то же время никто почему-то не вспоминает, что именно Назарбаев сделал приличным здешний уровень жизни, что во время его правления республике удалось избежать кровавых гражданских войн, как в Таджикистане, частых переворотов, как в Кыргызстане, да и жёсткой диктатуры, как в Туркменистане. Наверное, можно его хоть за это немного отблагодарить. Главная проблема – стороны совсем перестали слышать друг друга. Власть считает, что все довольны, а народ уверен, что власть зажралась». Это, разумеется, дело Казахстана, как поступать и чем заниматься у себя дома. Но подобных переименований в России я лично бы не хотел.

Загрузка...
Загрузка...

REDTRAM
NNN
Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета

Подписка в 2020 году

Актуальные вопросы

  1. Какая температура должна быть в школе зимой?
  2. Вредно ли спать с включенным светом?
  3. Что такое «Окей, бумер»?
REDTRAM
NNN

Новое на AIF.by